В пещере на горе Хира

Когда пророку, да благословит его Аллах и приветствует, было около сорока лет, и в результате его долгих размышлений интеллектуальный разрыв между ним и его соплеменниками увеличился ещё больше, ему была внушена любовь к уединению. Он брал с собой савик и воду и удалялся в пещеру на гору Хира, которая ныне именуется Джабаль ан-Нур (“гора света”) и находится на расстоянии примерно двух миль от прежних границ Мекки. Это небольшая пещера длиной в 4, а шириной в 1,75 локтя. Его семья находилась неподалёку от него, а он жил там в течение месяца рамадан, оделяя едой приходивших к нему неимущих и проводя время в поклонении и размышлениях об окружающем его мире, а также о стоящей за всем этим созидательной силе. Кроме того, ему не давало покоя то, что его соплеменники придерживались далёкого от истины многобожия и всевозможных нелепых представлений, однако у него не было ни ясного и определённого метода борьбы с этим, ни кратчайшего пути, которым он был бы доволен .
Выбор пророком, да благословит его Аллах и приветствует, подобного уединения являлся частью осуществления замысла Аллаха, направленного на то, чтобы подготовить его к предстоящему великому делу, так как ничто не должно отвлекать душу, от которой ожидается, что она окажет воздействие на жизнь людей, и такая душа должна провести некоторое время в уединении, будучи отделённой от мирских дел, суеты и мелких забот людей, из которых состоит обычная жизнь.
Так Аллах направлял Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, готовя его к несению бремени величайшего залога, изменению облика земли и изменению хода истории. Он привёл его к этому уединению за три года до возложения на него обязанностей, имеющих отношение к миссии посланника. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, проводил в полном уединении месяц, размышляя о том сокрытом, что находится за видимой стороной бытия, и это продолжалось до тех пор, пока с соизволения Аллаха не настало время взаимодействия с этим сокрытым.

Джибрил приносит откровение

Когда ему исполнилось сорок лет, что является возрастом расцвета, когда, как сообщается, откровения свыше начинало получать большинство посланников, появились первые признаки того, что и Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует, предстоит выполнить пророческую миссию. Это нашло своё выражение в том, что он начал видеть истинные видения, и все эти видения приходили подобно утренней заре, что продолжалось в течение шести месяцев, тогда как период пророчества в целом длился двадцать три года. Эти видения являлись одной из сорока шести составных частей пророчества. Когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, уединился в пещере на горе Хира во время рамадана в третий раз, Аллах пожелал оказать Свою великую милость обитателям земли, почтил его пророчеством и послал к нему Джибрила с некоторыми аятами Корана.
Рассмотрение различных доводов и доказательств позволяет нам определить эту дату как ночь понедельника двадцать первого числа месяца рамадана, что соответствует десятому августа 610 года н.э. В это время возраст пророка, да благословит его Аллах и приветствует, составлял сорок лунных лет, шесть месяцев и двенадцать дней, что соответствует тридцати девяти солнечным годам трём месяцам и двадцати двум дням.
Послушаем, что говорит об этом правдивейшая ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывающая нам об этом событии, явившемся как частица божественного света, начавшем разгонять мрак неверия и заблуждений и в конце концов изменившем течение жизни и ход истории. Сообщается, что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала:
– Ниспослание откровений посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, началось с благого видения во сне, и он никогда не видел иных видений, кроме приходивших подобно утренней заре . Затем ему была внушена любовь к уединению, и он стал часто уединяться в пещере на горе Хира, занимаясь там делами благочестия, что выражалось в поклонении (Аллаху) в течение определенного количества дней, а потом он возвращался к семье. И обычно он брал с собой все необходимые для этого припасы, а потом возвращался к Хадидже и брал всё, что ему было нужно, для нового такого же уединения. (Так продолжалось до тех пор,) пока ему не открылась истина, когда он находился в пещере (на горе) Хира. К нему явился ангел и сказал: “Читай!”- на что он ответил: “Я не умею читать!»
(Пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) сказал:
– Тогда он взял меня и сжал так, что я напрягся до предела, а затем он отпустил меня и снова сказал: “Читай!” Я сказал: “Я не умею читать!” Тогда он во второй раз сжал меня так, что я (опять) напрягся до предела, а затем отпустил меня и сказал: “Читай!” и я (снова) сказал: “Я не умею читать!” Тогда он сжал меня в третий раз, а затем отпустил и сказал: “Читай во имя Господа твоего, который сотворил, ~ сотворил человека из сгустка! ~ Читай, а Господь твой – Щедрейший…” (“Сгусток”, 1–3)
(‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала):
– И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сердце которого трепетало (от страха), вернулся с этим, вошёл к Хадидже бинт Хувайлид, да будет доволен ею Аллах, и сказал: “Укройте меня, укройте меня!» Тогда его укрыли (, и он оставался в таком положении), пока страх его не прошёл, после чего он сообщил ей обо всём (и сказал): “Что со мной? Я боюсь”. Хадиджа сказала: “Нет, нет! Клянусь Аллахом, Аллах никогда не покроет тебя позором, ведь ты поддерживаешь связи с родственниками, помогаешь нести бремя (слабого) и оделяешь неимущего, оказываешь людям гостеприимство и помогаешь (им) переносить невзгоды судьбы!”
А после этого Хадиджа привела его к своему двоюродному брату Вараке бин Науфалю бин Асаду бин ‘Абд аль-‘Уззе, который в период джахилийи принял христианство, знал письменность иудеев , выписывал из Евангелия по-древнееврейски то, что было угодно Аллаху, и был (к тому времени) уже глубоким слепым старцем. Хадиджа сказала ему: “О сын моего дяди, выслушай своего племянника!” Варака спросил его: “О племянник, что ты видишь?” – и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сообщил ему о том, что он видел. Варака сказал: “Это – тот же ангел, которого Аллах направил к Мусе! О если бы я был молод (в эти дни) и мог дожить до того времени, когда народ твой станет изгонять тебя!” Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, спросил: “А разве они будут изгонять меня?” Варака ответил: “Да, ибо если являлся человек с чем-либо подобным тому, что принес с собой ты, с ним всегда враждовали, но если я доживу до этого дня , то сделаю все, чтобы помочь тебе! ” Однако Варака вскоре умер, а откровения временно прекратились.
Согласно сообщениям ат-Табари и Ибн Хишама, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, покинул пещеру на горе Хира после неожиданного ниспослания откровения, а потом снова вернулся туда и оставался в уединении до конца своего обычного срока, после чего возвратился в Мекку. В сообщении ат-Табари, проливающем свет на причину его ухода, говорится:
– Упомянув о ниспослании откровения, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Не было для меня созданий Аллаха более ненавистных, чем поэты или безумцы, и я не мог даже смотреть на них. И я сказал себе: “Если курайшиты решат, что я поэт или безумец , они будут говорить об этом всегда, но тогда я заберусь на высокую гору, брошусь оттуда вниз, покончу с собой и отдохну (от этого)!” И я пошёл, чтобы так и сделать, но на полпути к вершине услышал с неба голос: “О Мухаммад! Ты – посланник Аллаха, а я – Джибрил”. Я поднял голову к небу и увидел Джибрила в облике человека, ноги которого находились на линии горизонта и который говорил: “О Мухаммад! Ты – посланник Аллаха, а я – Джибрил”. Я остановился и стал смотреть на него. Это отвлекло меня от того, что я хотел сделать, и я остался на месте, никуда не двигаясь. Потом я стал отворачиваться от него, смотря на небо, но куда бы я ни взглянул, я видел только его всё в том же обличье. И я продолжал стоять так, не двигаясь ни вперёд, ни назад, пока Хадиджа не послала людей разыскивать меня, и они отправились на поиски, а потом вернулись в Мекку и пришли к ней, я же так и не сдвинулся со своего места. А потом он покинул меня, и я вернулся к своей семье , подошёл к Хадидже, сел у её ног и прижался к ней. Она спросила: “О Абу-ль-Касим, где ты был? Клянусь Аллахом, я посылала людей искать тебя, и они дошли до самой Мекки, а потом вернулись ко мне!” После этого я рассказал ей о том, что видел, и она сказала: “Радуйся, о сын дяди, и будь стойким, и клянусь Тем, в Чьей длани душа Хадиджи, я надеюсь, что ты будешь пророком этого народа!” . А потом она встала, отправилась к Вараке, обо всём рассказала ему, и он сказал: “Свят, свят! Клянусь Тем, в Чьей длани душа Вараки, к нему явился тот же архангел, который приходил и к Мусе, и, поистине, он является пророком этого народа, так скажи ему, чтобы он проявлял стойкость!”. После этого Хадиджа вернулась обратно и передала ему слова Вараки. А когда срок пребывания посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в уединениии закончился и он вернулся в Мекку, Варака повстречался с ним, выслушал его рассказ и сказал ему: “Клянусь Тем, в Чьей длани душа моя, поистине, ты – пророк этого народа, и к тебе явился тот же архангел, который являлся и к Мусе!” .

Прекращение откровений

Что касается периода прекращения откровений, то Ибн Са‘д приводит слова Ибн ‘Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, указывающие на то, что этот период продолжался в течение нескольких дней, что представляется наиболее вероятным после всестороннего рассмотрения этого вопроса. Если же говорить о получившем распространение мнении, согласно которому этот период длился три или два с половиной года, то оно не имеет под собой никаких оснований, однако опровергать его подробно мы не будем.
Дни, последовавшие за прекращением откровений, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, провёл в печали, смешанной с недоумением и изумлением. В “Книге толкования снов” своего “Сахиха” аль-Бухари приводит следующий хадис:
– На определённый период времени откровения прекратились, и, как нам стало известно, он был огорчён до такой степени, что не раз устремлялся в горы, чтобы броситься вниз с их вершин, но каждый раз, как он забирался на вершину, чтобы сделать это, перед ним появлялся Джибрил и говорил: “О Мухаммад, поистине, ты и в самом деле являешься посланником Аллаха!” – после чего он успокаивался и возвращался домой. Если откровения задерживались, он снова делал то же самое, но когда он забирался на вершину горы, перед ним опять появлялся Джибрил и говорил ему те же слова.

Джибрил приносит откровение во второй раз

Ибн Хаджар сказал: “Это было сделано для того, чтобы его волнение, вызванное страхом, улеглось, а также для того, чтобы вызывать в нём стремление к возобновлению (этих откровений) . А после того как недоумение прошло и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, убедился в том, что стал пророком Великого и Всевышнего Аллаха, и в том, что являвшийся к нему был посланником откровений, который приносил вести свыше, и его стремление к возобновлению откровений послужило причиной того, что он успокоился и оказался способным выдержать новое откровение, если бы оно пришло, тогда Джибрил явился к нему во второй раз. Аль-Бухари приводит хадис, в котором сообщается, что Джабир бин Абдуллах, да будет доволен Аллах, слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, рассказывал о прекращении откровений следующее:
– И когда я шёл (по дороге), я вдруг услышал голос с неба, и оказалось, что это тот самый ангел, который явился ко мне на (гору) Хира. Он восседал на троне между небом и землёй, и я так испугался его, что упал на землю, а потом я пришёл домой и сказал: “Укройте меня, укройте меня!” – и они укутали меня, а потом Аллах Всевышний ниспослал (аяты, в которых было сказано): О завернувшийся! ~ Встань и увещевай, ~ и Господа своего возвеличивай, ~ и одежды свои очисть, ~ и скверны избегай…” (“Завернувшийся”, 1–5). А после этого откровения возобновились с новой силой и стали приходить одно за другим.

Разъяснение некоторых деталей, касающихся отдельных стадий откровения

Прежде чем переходить к подробному изложению того, что касается посланничества и пророчества, мы считаем необходимым познакомиться с различными частями откровений, которые являлись источником послания и опорой призыва. Перечисляя различные ступени откровения, Ибн аль-Кайим сказал: “Первой из них были истинные видения, с которых и начались откровения, ниспосылавшиеся пророку, да благословит его Аллах и приветствует. Второй было то невидимое для пророка, да благословит его Аллах и приветствует, что приносил с собой ангел, доводя это до его ума и сердца, о чём сам пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал так: “Поистине, Святой Дух внушил мне, что ни в коем случае не умрёт душа, пока не исчерпает своего удела, так бойтесь же Аллаха, и обращайтесь с мольбами к Аллаху должным образом, и пусть то, что вы считаете задержкой в получении вами (вашего) удела, ни в коем случае не побуждает вас добиваться его с помощью ослушания Аллаха, ибо, поистине, получить то, что есть у Аллаха, можно только с помощью проявления покорности Ему”. Третьей было то, что ангел представал перед пророком, да благословит его Аллах и приветствует, в образе человека и обращался к нему, пока он не усваивал того, что он ему говорил. На этой ступени его иногда видели и сподвижники пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Четвёртой было такое появление ангела, когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, слышал нечто вроде звона колокола. Это было наиболее тяжким для пророка, да благословит его Аллах и приветствует, так как ангел крепко сжимал его, в результате чего лоб его покрывался испариной даже в очень холодные дни, а его верблюдица опускалась на колени, если он сидел верхом. Однажды, когда к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, пришло такое откровение, его нога касалась ноги Зайда бин Сабита, да будет доволен им Аллах , и нога пророка, да благословит его Аллах и приветствует, стала такой тяжёлой, что нога Зайда чуть не сломалась. Пятой было то, что он видел ангела в том облике, в котором тот был создан, и в это время ему ниспосылалось в виде откровений то, что Аллаху было угодно ему ниспослать. Подобное случалось с ним дважды, о чём в Коране упоминается в суре “Звезда”. Шестой было то, что Аллах вменил ему в обязанность совершение молитв, когда в ночь вознесения (ляйлят аль-ми‘радж) он вознёсся выше семи небес. Седьмой было то, что говорил ему Аллах без посредника и что было подобно тому, как разговаривал Он с Мусой бин ‘Имраном”. То, что это было с Мусой, известно доподлинно, поскольку об этом упоминается в Коране, а о том, что это случилось и с нашим пророком, да благословит его Аллах и приветствует, известно из хадиса о ночном путешествии. Некоторые улемы добавляли к этому и восьмую, считая, что ею было открытое обращение к нему Аллаха безо всякой преграды, относительно чего сподвижники и последователи расходились во мнениях.
Сказанное Ибн аль-Кайимом приводится с некоторыми сокращениями в том, что касается первой и восьмой ступени, которая не может считаться доказанной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

2 Февраль, 2015