Первое веление относительно открытого обращения с призывом.

Первым откровением относительно этого были слова Всевышнего: “ … и увещевай своих ближайших родственников … ” (“Поэты”, 214). В суре “Поэты”, к которой относится этот аят, сначала приводится рассказ о Мусе, мир ему, охватывающий период от начала пророчества и до его переселения вместе с израильтянами, их спасения от фараона и его народа и потопления фараона вместе с его войском и семейством. В этом рассказе упоминается обо всех тех этапах, которые прошёл Муса, мир ему, призывавший к Аллаху фараона и его народ.
Я думаю, что столь подробный рассказ был ниспослан в то время, когда пророку, да благословит его Аллах и приветствует, было велено призвать его народ к Аллаху, чтобы он сам и его сподвижники узнали о том, с какими обвинениями во лжи и преследованиями им придётся столкнуться, когда они станут открыто призывать людей, и с самого начала этого призыва ясно представляли себе своё положение.
С другой стороны, в этой суре упоминается не только об участи фараона и его народа, но и о том, что постигло людей, посчитавших посланников лжецами, а именно – народ Нуха (Ноя), адитов, самудян, народ Ибрахима, народ Лута и обитателей аль-Айки , чтобы те люди, которые станут обвинять пророка, да благословит его Аллах и приветствует, во лжи, знали, к чему это их приведёт и как они будут наказаны Аллахом, если не откажутся от этого, а также, чтобы верующие знали, что хороший исход ожидает их, а не этих людей.

Призыв к близким

После ниспослания этого аята посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сразу же созвал к себе хашимитов, вместе с которыми были и люди из рода бану аль-мутталиб бин ‘Абд манаф общей численностью в сорок пять человек. Абу Ляхаб первым обратился к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и сказал: “Здесь собрались братья твоего отца и твои двоюродные братья, говори же и оставь вероотступников! И знай, что твои родственники не в силах противостоять всем арабам, а я имею больше всех прав на то, чтобы давать тебе советы. Если ты и впредь будешь тайно придерживаться того же, чего придерживаешься сейчас, это будет легче для них, чем выступать против всех родов курайшитов, которых поддержат и другие арабы! Не видел я никого, кто причинил бы родственникам своего отца больше вреда, чем ты!» Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, промолчал и ничего не стал говорить во время этой встречи.
Через некоторое время пророк, да благословит его Аллах и приветствует, созвал их во второй раз и сказал: “Хвала Аллаху! Я воздаю Ему хвалу, и обращаюсь к Нему за помощью, и верую в Него, и уповаю на Него, и я свидетельствую, что нет бога, кроме одного лишь Аллаха, у Которого нет сотоварища!” После этого он сказал: “Поистине, разведчик не станет лгать людям своего народа! Клянусь Аллахом, помимо Которого нет иного бога, поистине, я – посланник Аллаха к вам, в частности, и ко всем людям вообще! Клянусь Аллахом, вы обязательно умрёте подобно тому, как вы засыпаете, и вы обязательно будете воскрешены подобно тому, как вы просыпаетесь, и вас обязательно призовут к отчёту за то, что вы делаете, и, поистине, (после этого вы) навечно (окажетесь) либо в раю, либо в огне!”. На это Абу Талиб сказал: “Мы очень хотим тебе помочь, и принимаем твой совет, и полностью доверяем твоим словам. Здесь собрались твои родственники, и я – один из них, но я готов первым сделать то, что ты хочешь, так делай же то, что было тебе велено, и клянусь Аллахом, я буду и впредь хранить и защищать тебя, однако душа моя не соглашается расстаться с религией ‘Абд аль-Мутталиба!”
После этого Абу Ляхаб восклинул: “Клянусь Аллахом, это плохо! Схватите его за руки, пока этого не сделали другие!” – на что Абу Талиб сказал: “Клянусь Аллахом, мы будем защищать его, пока живы!”

На холме ас-Сафа

Убедившись в том, что Абу Талиб взял на себя обязательства защищать его, пока сам он будет извещать людей об их Господе, в один из дней пророк, да благословит его Аллах и приветствует, поднялся на холм ас-Сафа и громко закричал: “Йа сабаха-ху!” К нему явились представители всех курайшитских родов и он призвал их к единобожию, вере в его послание и в Последний день. Аль-Бухари приводит часть этого рассказа в хадисе, передаваемом со слов Ибн ‘Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, который сказал:
– Когда был ниспослан (аят, в котором сказано): “И увещевай своих ближайших родственников” , пророк, да благословит его Аллах и приветствует, поднялся на холм ас-Сафа и стал взывать к разным родам курайшитов: “О бану фихр, о бану ‘Ади!”, и они собрались, а тот, кто не мог выйти из дома, присылал посланца, чтобы узнать, что случилось. Туда пришли Абу Ляхаб и остальные курайшиты, и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, спросил: “Скажите, если бы я сообщил вам, что в этом вади находится конница, которая готовится напасть на вас, поверили бы вы мне?” Они сказали: “Да, ибо мы не слышали от тебя ничего, кроме правды!” Он сказал: “Я же, поистине, предупреждаю вас, что суровое наказание близко!” (Услышав его слова,) Абу Ляхаб сказал: “Чтоб тебе было пусто весь этот день! И ради этого ты нас собрал?!”, после чего Аллах ниспослал аят, в котором говорится: “Да сгинут руки Абу Ляхаба…” (“Пальмовые волокна”, 1)”.
Муслим приводит другую часть этого рассказа, передаваемого со слов Абу Хурайры, да будет доволен им Аллах, который сказал:
-Когда был ниспослан аят, в котором сказано: “И увещевай своих ближайших родственников” , посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, созвал всех (курайшитов) и стал обращаться ко всем и к каждому: “О курайшиты, спасайте себя от огня! О люди из рода бану ка‘б, спасайте себя от огня! О Фатима, дочь Мухаммада, спасай себя от огня, ибо, поистине, клянусь Аллахом, я никак не смогу защитить вас от (гнева) Аллаха, однако (мы состоим) в родстве с вами, и я буду поддерживать узы этого родства»” .
Этим громким и красноречивым обращением посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разъяснил самым близким к нему людям, что отныне основой отношений между ними будет служить вера в это послание, а традиционные родоплеменные связи, на которых испокон веков основывалась вся жизнь арабов, утрачивают свою силу под воздействием силы предостережения, исходившего от Аллаха.

Провозглашение истины и реакция многобожников

Отзвуки этих слов были ещё слышны в Мекке, а Аллах Всевышний уже ниспослал новое откровение, в котором было сказано: “Выполняй же, что велено тебе, и отвернись от многобожников” (“Аль-Хиджр”, 94). После этого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, начал разоблачать небылицы, порождённые многобожием, и рассказывать правду об идолах, показывая, чего они стоят на самом деле, и разъясняя с помощью доказательств, что люди, которые поклоняются им и прибегают к их посредничеству в своих отношениях с Аллахом, пребывают в глубоком заблуждении.
Когда в Мекке услышали голос человека, открыто заявляющего о заблуждениях многобожников и идолопоклонников, это вызвало гнев, отчуждение и неодобрение, так как случившееся было подобно грому и молнии, нарушившим привычное спокойствие, и курайшиты стали готовиться к подавлению внезапно начавшегося бунта, опасаясь, что он положит конец их традициям и их наследию.
Курайшиты стали готовиться к этому, поскольку знали, что вера, понимаемая как отрицание обладания божественной природой кем-либо, кроме Аллаха, а также вера в это послание и Последний день подразумевают собой полное вручение себя Аллаху, после чего им не останется выбора ни в том, что касается их самих, ни в том, что касается их богатств, не говоря уже обо всём прочем. И это означало, что им надо будет отказаться от роли религиозных лидеров арабов, начать делать не то, что угодно им, а то, что угодно Аллаху и Его посланнику, отказаться от проявлений несправедливости по отношению ко всем тем, кто занимал более низкое положение, и прекратить совершать то дурное, что они прежде совершали постоянно. Они понимали всё это, и души их не соглашались на столь “позорное” положение именно поэтому, а не под воздействием высоких и благих побуждений, ведь Аллах Всевышний сказал: “Но человек хочет грешить и впредь” (“ Воскресение”, 5).
Всё это было хорошо известно курайшитам, однако что они могли поделать, ведь им противостоял правдивый и честный человек, являвший собой высший пример воплощения человеческих ценностей и высоких нравственных качеств, ни равного, ни подобного которому не было за всю их долгую историю? Что им оставалось делать? Таким образом, вполе естественно, что в результате они впали в замешательство.
Поразмыслив над этим, они не нашли ничего лучшего, как явиться к его дяде Абу Талибу и потребовать от него, чтобы он остановил своего племянника. Для того чтобы придать своим требованиям серьёзный вид, они решили заявить, что призыв к отказу от их богов и заявления об их бесполезности и бессилии являются поношением и унижением и что говорить так – значит считать неразумными и заблуждавшимися их предков, которые исповедовали эту религию. И курайшиты поспешили последовать этим путём.

Делегация курайшитов у Абу Талиба

Ибн Исхак пишет:
– Знатные курайшиты отправились к Абу Талибу и сказали: “О Абу Талиб, поистине, сын твоего брата подверг поношению наших богов, оскорбил нашу религию, объявил глупцами нас самих и назвал заблудшими наших предков, и ты должен либо остановить его, либо дать нам сделать это самим, ведь ты, как и мы, не согласен с ним, и мы избавим тебя от него!” Выслушав их, Абу Талиб мягко поговорил с ними, и они покинули его, а посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, продолжал делать своё дело, открыто исповедуя религию Аллаха и призывая к ней других.

Обсуждение вопроса о том, как воспрепятствовать паломникам слушать слова призыва

В эти дни курайшиты были озабочены ещё и другим обстоятельством: дело в том, что открытое обращение с призывом продолжалось уже несколько месяцев, а между тем приблизился приблизился сезон хаджжа. Курайшитам было известно, что скоро к ним начнут приезжать делегации арабских племён, и они посчитали, что должны сказать им что-то относительно Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, чтобы его призыв не оказал на души арабов никакого воздействия. Они собрались у аль-Валида бин аль-Мугиры для обсуждения этого вопроса, и аль-Валид сказал им: “Вам следует прийти к какому-то единому мнению, чтобы не противоречить друг другу и не опровергать друг друга”. Они сказали: “Скажи своё слово”. Аль-Валид сказал: “Нет, говорите вы, а я послушаю”. Они сказали: “Мы будем говорить, что он прорицатель (кахин) ”. Аль-Валид сказал: “Нет, клянусь Аллахом, он не прорицатель. Нам приходилось видеть прорицателей, а он не бормочет подобно им и не говорит рифмами” . Они сказали: “Тогда мы будем говорить, что он одержимый” . Аль-Валид сказал: “Мы видели проявления одержимости и знаем, что это такое, но у него не бывает припадков, и его не охватывают наваждения”. Они сказали: “Тогда мы будем говорить, что он поэт”. Аль-Валид сказал: “Он не поэт, ибо мы знаем все стихотворные размеры: и раджаз, и хазадж, и карид, и макбуд и мабсут, но его слова – это не стихи”. Они сказали: “Тогда мы будем говорить, что он колдун”. Аль-Валид сказал: “Он не колдун, ибо мы видели и колдунов, и их колдовство, но он не дует на узлы и не завязывает их ”. Они спросили: “Так что же нам говорить?” Аль-Валид сказал: “Клянусь Аллахом, говорит он красиво, и что бы вы ни сказали, всё будет не к месту, а поэтому лучше всего, если вы станете говорить, что он колдун и что он явился со своими колдовскими речами, чтобы разлучать отца с сыном, брата – с братом, мужа – с женой и родственника – с родственником”, и они разошлись, договорившись, что так и будут действовать.
По некоторым сообщениям, после того как аль-Валид отверг всё то, что они ему предложили, они сказали: “Так выскажи своё мнение, в котором не будет изъянов!” – на что он сказал им: “Дайте мне срок, чтобы я подумал над этим”, после чего аль-Валид думал, пока не сказал им то, что уже было приведено нами выше.
Аллах Всевышний ниспослал суру “Завернувшийся”, шестнадцать аятов которой – с одиннадцатого по двадцать шестой – касаются аль-Валида, в этих аятах описывается ход его рассуждений. Аллах Всевышний сказал: «Поистине, он обдумал и подготовил . ~ Да погибнет он, как это он подготовил?! ~ (И ещё раз) да погибнет он, как это он подготовил?! ~ Потом он поразмыслил, ~ потом нахмурился и посмотрел сердито, ~ потом отвернулся высокомерно ~ и сказал: “Это – не что иное, как передаваемое колдовство , ~ поистине, это – не что иное как слова людей!”». (“Завернувшийся”, 18–25).
Приняв это решение, участники совета приступили к его исполнению. Они садились на дорогах, которыми в Мекку прибывали паломники, и кто бы ни проходил мимо, предостерегали его и всем рассказывали о пророке, да благословит его Аллах и приветствует.
Главную роль в этом играл Абу Ляхаб. Когда наступило время паломничества, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, стал обходить стоянки людей в Укязе, Маджанне и Зу-ль-Маджазе , призывая их к Аллаху, а Абу Ляхаб следовал за ним и говорил: “Не слушайте его, ибо он – лживый вероотступник!”
Всё это привело к тому, что после паломничества арабы уезжали домой, зная о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и известия о нём распространились повсюду.

Различные методы противодействия призыву

Увидев, что они никак не могут заставить Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, отказаться от его призыва, курайшиты снова стали думать над этим и остановились на нескольких методах, суть которых вкратце излагается ниже.
1. Насмешки, проявление презрения, клевета и издевательства, цель чего состояла в том, чтобы обескуражить мусульман и ослабить их дух.
Курайшиты начали предъявлять пророку, да благословит его Аллах и приветствует, смехотворные обвинения и осыпать его наглой бранью. Так, например, они называли его одержимым. Аллах Всевышний сказал: «И они говорили: “О тот, которому ниспослано это откровение, поистине, ты – одержимый!”» (“Аль-Хиджр”, 6). И они обвиняли его в колдовстве и во лжи. Аллах Всевышний сказал: «И они удивлялись тому, что явился к ним увещеватель из их (же числа), и говорили неверные: “Это – лживый колдун … ”» (“Сад”, 4). И они бросали на него злобные взгляды, обуреваемые яростью. Аллах Всевышний сказал: «А те, кто не уверовал, чуть ли не вынуждают тебя поскользнуться своими взорами, когда слышат напоминание , и они говорят: “Поистине, он – одержимый!”» (“Калам”, 51). Когда же он сидел в окружении бедняков из числа своих сподвижников, они с насмешкой говорили, что его собеседники “и есть те, которых Аллах облагодетельствовал среди нас” (См.: “Скот”, 53). Аллах Всевышний сказал: “Разве Аллах не знает о благодарных лучше всех?” (“Скот”, 53). И были они такими, как поведал нам об этом Аллах Всевышний: “Поистине, те, которые совершали грехи, насмехались над теми, кто уверовал, ~ и когда проходили мимо них, перемигивались друг с другом, ~ а когда возвращались к своим семьям, возвращались, забавляясь, ~ когда же они видели их , то говорили: “Поистине, это – заблудшие!» ~ (Но ведь) не посылали их как хранителей для них”. (“Обвешивающие”, 29–33).
2. Искажение наставлений пророка, да благословит его Аллах и приветствует, попытки внушить людям сомнения и распространение лживых домыслов, касающихся как этих наставлений, так и его самого.
Всё это повторялось многократно и делалось с той целью, чтобы у простых людей не было возможности поразмыслить над его призывом. Так, например, о Коране они говорили следующее: «И они говорили: “(Коран – это) легенды древних, которые он попросил записать, и их читают ему утром и вечером”.» (“Различение”, 5). И они говорили: “Поистине, это – только ложь, которую он измыслил, а помогали ему в этом другие люди” (“Различение”, 4). И они говорили: “Поистине, его учит только человек!” (“Пчёлы”, 103). И они говорили о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, следующее: “Что это за посланник, который ест пищу и ходит по рынкам?” (“Различение”, 7). В Коране имеется много примеров ответов на их слова, которые иногда приводятся, а иногда нет.
3. Сопоставление Корана с древними легендами, что позволило бы отвлечь людей от Книги Аллаха.
Сообщается, что однажды ан-Надр бин аль-Харис сказал курайшитам: “О курайшиты, случилось с вами такое, с чем вы никак не можете справиться. Мухаммад вырос в вашей среде и всегда был самым приятным, правдивым и честным среди вас, а когда вы увидели на его висках седину и он принёс вам то, что принёс, вы заявили, что он колдун. Нет, клянусь Аллахом, он не колдун, ибо нам приходилось видеть колдунов и то, как они дуют на завязанные ими узлы. И вы заявили, что он прорицатель. Нет, клянусь Аллахом, он не прорицатель, ибо нам приходилось видеть то, как дрожат прорицатели, и слышать, как они говорят рифмами. И вы заявили, что он поэт. Нет, клянусь Аллахом, он не поэт, ибо мы знаем, что такое поэзия, и нам известны все стихотворные размеры. И вы говорили, что он одержимый. Нет, клянусь Аллахом, он не одержимый, ибо мы видели проявления одержимости, но у него не бывает ни припадков, ни наваждений, ни бреда. О курайшиты, посмотрите же на своё положение, ибо клянусь Аллахом, вы столкнулись с великим делом!”
Впоследствии ан-Надр отправился в Хиру и запомнил рассказы о персидских царях и предания о Рустаме и Исфандияре, а когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, встречался с людьми, чтобы напомнить им об Аллахе и предостеречь от Его отмщения, ан-Надр повсюду следовал за ним и говорил: “Клянусь Аллахом, Мухаммад говорит не лучше меня!” – после чего начинал рассказывать людям о персидских царях, Рустаме и Исфандияре, а потом спрашивал: “Чем же рассказы Мухаммада лучше моих?” .
Ибн ‘‘Аббас, да будет доволен Аллах ими обоими, передаёт, что ан-Надр купил певиц и когда слышал, что кто-нибудь склонялся к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, обязательно посылал к такому человеку одну из них, а она хорошо угощала его и пела ему песни, чтобы у него не осталось никакой склонности к исламу. О нём был ниспослан такой аят: “И среди людей есть такие, которые собирают развлекающие россказни, чтобы сбивать (людей) с пути Аллаха” (“Лукман”, 6).
4. Они предпринимали попытки прийти к соглашению, чтобы как-то совместить ислам и доисламские представления, в результате чего многобожники отказались бы от некоторых своих убеждений, а пророк, да благословит его Аллах и приветствует, поступился бы какими-то своими принципами. Аллах Всевышний сказал: “Они хотели бы, чтобы ты был мягким, тогда и они проявили бы мягкость” (“Калам”, 9). Ибн Джарир и ат-Табарани приводят сообщение, из которого следует, что многобожники предложили посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, один год поклоняться их богам, сказав, что на следующий год они будут поклоняться его Господу. В другом сообщении, которое приводит ‘Абд бин Хумайд, говорится, что они сказали: “Если ты примешь наших богов, мы будем поклоняться твоему богу”.
Ибн Исхак приводит следующее сообщение:
– Однажды, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, совершал обход Каабы, ему преградили дорогу пользовавшиеся влиянием среди своих соплеменников аль-Асвад бин аль-Мутталиб бин Асад бин ‘Абд аль-‘Узза, аль-Валид бин аль-Мугира, Умайа бин Халяф и аль-Ас бин Ваиль ас-Сахми, которые сказали: “О Мухаммад, давай мы станем поклоняться тому, чему поклоняешься ты, а ты будешь поклоняться тому, чему поклоняемся мы, и так мы придём к чему-то общему. И если тот, кому поклоняешься ты, лучше тех, кому поклоняемся мы, мы получим свой удел от него, если же то, чему поклоняемся мы, окажется лучше того, чему поклоняешься ты, то свой удел от этого получишь ты, после чего Аллах Всевышний ниспослал о них нижеследующие аяты: «Скажи: “О неверные! ~ Не поклоняюсь я тому, чему поклоняетесь вы, ~ а вы не поклоняетесь тому, чему поклоняюсь я, ~ и не стану я поклоняться тому, чему поклонялись вы, ~ и вы не станете поклоняться тому, чему поклоняюсь я. ~ У вас своя религия, а у меня – (своя) религия”» (“Неверные”, 1–6).
Тем самым Аллах Всевышний раз и навсегда положил предел их попыткам вести эти смехотворные переговоры. Что же касается отличий в сообщениях относительно этого, то, возможно, что объясняются они неоднократными попытками курайшитов прийти к какому-то соглашению с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Преследования

После открытого обращения с призывом на четвёртом году пророчества многобожники один за другим перепробовали все вышеупомянутые нами методы для того, чтобы остановить распространение этого призыва. Так проходили недели и месяцы, но курайшиты ограничивались только этим, не переходя к преследованиям и причинению мусульманам мучений. Однако, когда они убедились, что подобные методы не приносят им никакой пользы и не могут положить конец исламскому призыву, курайшиты собрались ещё раз и образовали нечто вроде комитета из двадцати пяти знатных представителей своего племени под руководством дяди посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Абу Ляхаба. После совещаний и раздумий члены этого комитета приняли жёсткое решение, направленное против посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижников. Было решено, что они не пожалеют сил для борьбы с исламом и нанесения обид его посланнику и сделают всё, чтобы подвергать всевозможным мучениям и расправам всех принявших эту религию.
Приняв такое решение, они сделали всё возможное для его осуществления. Если говорить о мусульманах, особенно о тех из них, которые не обладали силой и влиянием, то сделать это было очень легко, однако посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, был стойким и почтенным человеком, являвшимся исключительной личностью. Его уважали и враги, и друзья, поскольку к подобным ему можно было относиться только с почтением, а делать ему что-нибудь дурное могли лишь низкие и неразумные люди. Кроме того, он находился под защитой Абу Талиба, одного из немногих мекканцев, которые в одно и то же время принадлежали к знатному роду и пользовались уважением людей, в силу чего никто не осмеливался причинять вреда ни тем, кто находился под его защитой, ни ему самому. Такое положение внушало курайшитам беспокойство и связывало им руки, однако долго ли они могли терпеть этот призыв, направленный на то, чтобы положить предел их религиозному и светскому главенству?
В конце концов курайшиты перешли к враждебным действиям против пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Во главе их стоял Абу Ляхаб, занявший по отношению к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, подобную позицию с самого начала, ещё до того, как всё это стало вызывать озабоченность курайшитов. Раньше мы уже говорили о том, как он поступил с пророком, да благословит его Аллах и приветствует, на встрече хашимитов и что он сделал после того, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, поднялся на холм ас-Сафа, а в некоторых сообщениях говорится о том, что, когда он стоял на этом холме, Абу Ляхаб взял камень, чтобы бросить им в пророка, да благословит его Аллах и приветствует.
Ещё до начала осуществления пророческой миссии, Абу Ляхаб женил своих сыновей Утбу и Утайбу на дочерях посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Рукаййе и Умм Кульсум, но после этого он настоял на том, чтобы они развелись с ними.
Когда Абдуллах, второй сын посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, умер, Абу Ляхаб обрадовался и побежал к своим товарищам, чтобы порадовать их вестью о том, что Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, остался без наследника.
Ранее уже говорилось о том, что в периода хаджжа Абу Ляхаб ходил следом за пророком, да благословит его Аллах и приветствует, по рынкам, обвиняя его во лжи, а Тарик бин Абдуллах аль-Мухариби приводит сообщение, из которого следует, что он не ограничивался одними только обвинениями, но ещё и кидал в него камнями, разбив ему пятки до крови.
Не меньшую враждебность по отношению к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, проявляла и жена Абу Ляхаба Умм Джамиль бинт Харб бин Умайа, приходившаяся сестрой Абу Суфйану. Она собирала колючки, а ночами раскладывала их на пути пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и подбрасывала их к его дверям. Она была резкой и несдержанной на язык, распространяла о пророке, да благословит его Аллах и приветствует, много клеветнических измышлений, строила всевозможные козни, разжигала скандалы и подстрекала других к непримиримой войне против него, в связи с чем и была упомянута в Коране как носильщица дров в аду.
Узнав о том, что ниспослано в Коране о ней и о её муже, она схватила горсть камней и явилась к месту молитвы посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, у Каабы, где он находился вместе с Абу Бакром, да будет доволен им Аллах. Однако, когда она остановилась перед ними, Аллах сделал так, что она увидела только Абу Бакра, да будет доволен им Аллах, и поэтому она сказала: “О Абу Бакр, где твой друг? Я узнала, что он высмеивает меня, и клянусь Аллахом, если бы я нашла его, то набила бы ему рот этими камнями! Клянусь Аллахом, я могу сказать и стихами!” – после чего произнесла следующее:
Не послушались мы порицаемого ,
и дело его отвергли,
и религию его возненавидели!
После этого она ушла, а Абу Бакр спросил: “О посланник Аллаха, не кажется ли тебе, что она видела тебя?” Он сказал: “Она не видела меня, ибо Аллах отвёл от меня её взор!”
Этот рассказ приводит и Абу Бакр аль-Баззар, который сообщает, что, остановившись рядом с Абу Бакром, да будет доволен им Аллах, она сказала: “Абу Бакр, твой друг высмеивает нас в стихах!” – на что он ответил: “Нет, клянусь Господом этого строения , ведь он не говорит стихами!” – и тогда она сказала: “Поистине, ты (во всем) веришь (ему)!”.
Так поступал Абу Ляхаб, являвшийся дядей и соседом посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, дом которого примыкал к его дому, и так же поступали другие соседи посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, наносившие ему обиды, когда он находился у себя дома.
Ибн Исхак пишет:
– К числу соседей посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, которые наносили ему обиды, когда он находился у себя дома, относились Абу Ляхаб, аль-Хакам бин Абу-ль-Ас бин Умайа, Укба бин Абу Му‘айт, ‘Ади бин Хамра ас-Сакафи и Ибн аль-Асда аль-Хазали, и никому из них впоследствии не удалось спастись, если не считать аль-Хакама бин Абу-ль-Аса . Один из них бросил ему на спину внутренности овцы, когда он молился, другой подбрасывал ему то же самое в котёл, когда его ставили перед ним, и в конце концов пророк, да благословит его Аллах и приветствует, стал выбирать для своих молитв место за каким-нибудь камнем, чтобы как-то оградить себя от них. И когда они подбрасывали что-нибудь посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, он подцеплял подброшенное палкой, выходил с этим к воротам своего дома и говорил: “О сыны ‘Абд Манафа! Разве так поступают соседи?!” – после чего выбрасывал это в сторону дороги.
Самым злосчастным и мерзким из них был ‘Укба бин Абу Му‘айт. Аль-Бухари приводит хадис, передаваемый со слов Абдуллаха бин Мас‘уда, да будет доволен им Аллах, который сказал:
– (Однажды, когда) пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершал молитву у Каабы, а Абу Джахль со своими товарищами сидел (неподалёку), один из них сказал другим: “Кто из вас принесёт внутренности верблюда, которого принесли в жертву люди из такого-то племени, и положит их на спину Мухаммада, когда он склонится в земном поклоне?” И самый злосчастный из них пошёл и принёс эти внутренности, а потом дождался того момента, когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, склонился в земном поклоне, и положил их ему на спину между лопаток, я же смотрел на это, не имея возможности сделать хоть что-нибудь, так как некому было поддержать меня. О, если бы были со мной те, кто мог бы помешать (этому)! И после этого они стали смеяться, валясь друг на друга (от смеха); что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то он не разгибался и не поднимал головы, пока к нему не подошла Фатима , которая сбросила (эти внутренности) с его спины. И тогда он поднял голову и трижды воскликнул: “О Аллах, покарай курайшитов!” – что произвело на них тяжёлое впечатление(, так как) они верили в то, что в этом городе проклятия и мольбы исполняются; что же касается (пророка, да благословит его Аллах и приветствует), то он назвал (всех их) поимённо, сказав: “О Аллах, покарай Абу Джахля, и покарай ‘Утбу бин Раби‘а, и Шайбу бин Раби‘а, и аль-Валида бин ‘Утбу, и Умаййу бин Халафа, и ‘Укбу бин Абу Му‘айта!” /Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, назвал имена семерых человек, но передатчик этого хадиса не запомнил имени седьмого./
(Абдуллах бин Мас‘уд, да будет доволен им Аллах,) сказал: “И клянусь Тем, в Чьей длани душа моя, я видел всех тех, кого перечислил посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, бездыханными в одном из заброшенных колодцев Бадра!”
При виде посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Умаййа бин Халяф всегда начинал злословить и высмеивать его, и о нём был ниспослан аят, в котором сказано: “Горе каждому клеветнику, хулителю … ” (“Хулитель”, 1). Ибн Хишам пишет:“Клеветник (аль-хумаза) это тот, который открыто подвергает поношению другого человека, стыдит его и клевещет на него, тогда как “хулитель” (аль-люмаза) это тот, кто порочит и обижает людей тайно” .
Его брат, Убайй бин Халяф, был другом ‘Укбы бин Абу Му‘айта. Однажды ‘Укба подсел к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и стал слушать его. Когда об этом узнал Убайй, он стал порицать ‘Укбу, потребовал от него, чтобы он плюнул в лицо посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и тот сделал это, что же касается самого Убаййа бин Халяфа, то однажды он растолок истлевшие кости в пыль и подул на неё так, чтобы она полетела на посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.
Аль-Ахнас бин Шурайк ас-Сакафи был одним из тех, кто оскорблял посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. В Коране упоминается о девяти его свойствах, указывающих на то, что он из себя представлял. Аллах Всевышний сказал: “И не подчиняйся всякому клянущемуся, часто презренному, ~ злословящему и сплетничающему, ~ препятствующему (всему) доброму, преступающему (пределы дозволенного), многогрешному, ~ грубому и к тому же самозванцу … ” (“Калам”, 10–13).
Сообщается, что иногда Абу Джахль приходил к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, чтобы послушать, как он читает Коран, но уходил от него, не только не уверовав, не покорившись, не соблюдая никаких приличий, не испытывая страха, оскорбляя пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и отвращая от пути Аллаха, но ещё и кичась тем, что он делал, и гордясь злом, которое он творил, будто делал он что-то выдающееся. О нём были ниспосланы нижеследующие аяты: “И он не поверил и не молился, ~ но посчитал ложью и отвернулся” (“Воскресение”, 31–32). Кроме того, с первого дня, как только Абу Джахль увидел, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершает молитвы у Каабы, он мешал ему делать это. Как-то раз, проходя мимо, он увидел, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, молится у места Ибрахима, и сказал: “О Мухаммад, разве я не запрещал тебе этого?!” – после чего принялся угрожать ему, на что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, резко ответил и повысил на него голос. Абу Джахль спросил: “О Мухаммад, чем ты угрожаешь мне? Клянусь Аллахом, поистине, я – самый влиятельный человек в этом вади!” – после чего Аллах Всевышний ниспослал следующие аяты: “И пусть зовёт тогда своё сборище – ~ Мы же позовём стражей!” (“Сгусток”, 17–18). В другой версии этого сообщения говорится, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, схватил его за шиворот и стал трясти со словами: “Горе тебе, горе! ~ И ещё раз горе тебе, горе!” (“Воскресение”, 34–35). На это враг Аллаха сказал ему: “Ты что, угрожаешь мне, о Мухаммад? Клянусь Аллахом, ни ты, ни твой Господь ничего не сможете сделать, ибо я – самый могущественный из тех, кто ходит меж этих двух гор!”
Несмотря на то, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, накричал на Абу Джахля, тот не только не образумился, но впоследствии стал проявлять ещё больше своеволия. Муслим приводит хадис, в котором сообщается, что Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, сказал:
– (Однажды) Абу Джахль спросил (людей): “Молится ли Мухаммад на ваших глазах?” (Ему) ответили: “Да”. Он воскликнул: “Клянусь аль-Лат и аль-‘Уззой, если я увижу его, то наступлю ему ногой на шею и вываляю его лицо в пыли!” А потом он подошёл к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, когда он молился, поручившись, что наступит ему ногой на шею, но вдруг попятился назад, как бы защищаясь от кого-то своими руками. Его спросили: “Что с тобой, о Абу-ль-Хакам?” (В ответ) он сказал: “Поистине, между нами огненный ров и эти крылья!” – а посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Если бы он приблизился ко мне, то ангелы разорвали бы его на куски!”
Таким нападкам подвергался пророк, да благословит его Аллах и приветствует, несмотря на то уважение, которое он внушал как простым, так и знатным людям, и несмотря на защиту Абу Талиба, являвшегося самым уважаемым человеком в Мекке, если же говорить о прочих мусульманах, и особенно бедных из их числа, то меры, предпринимавшиеся против них, были гораздо более жёсткими. В то же время и в каждом другом племени различным видам истязаний люди стали подвергать тех своих соплеменников, которые приняли ислам, а на тех, кто ни к какому племени не принадлежал, низкие люди и предводители племён обрушили такие гонения, при одном упоминании о которых сердце содрогается от страха.
Услышав о том, что ислам принимал какой-нибудь знатный человек, пользовавшийся чьей-либо защитой, Абу Джахль порицал и позорил его, обещая сделать так, что этот человек понесёт большие убытки и лишится своего положения в обществе; если же он был беден, то он избивал такого человека и настраивал против него других.
Дядя Усмана бин ‘Аффана, да будет доволен им Аллах, заворачивал его в циновку из пальмовых листьев, а потом разжигал внизу огонь, окуривая его дымом.
Узнав о том, что Мус‘аб бин ‘Умайр, да будет доволен им Аллах, принял ислам, его мать перестала содержать его и выгнала из дома. Он был одним из самых обеспеченных и изнеженных людей в Мекке, и из-за этого кожа его сморщилась, как змеиная шкура.
Билял, да будет доволен им Аллах, был невольником Умаййи бин Халяфа аль-Джумахи. Умаййа часто завязывал ему на шее верёвку, а потом отдавал его мальчишкам, которые водили его по горам Мекки до тех пор, пока на шее его не появлялись следы от неё. Умаййа крепко связывал его, а потом избивал палкой, и он заставлял его сидеть на солнцепёке, но хуже всего было то, что в самую сильную жару он заставлял его ложиться на раскалённую землю, и по его приказу на грудь ему клали огромный камень, после чего он говорил: “Клянусь Аллахом, ты останешься в таком положении, пока не умрёшь или не откажешься верить в Мухаммада и не станешь поклоняться аль-Лат и аль-‘Уззе!” – а лежавший на земле Билял повторял: “Один, Один!” Так продолжалось до тех пор, пока однажды Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, проходивший мимо в то время, когда они подвергали Биляла этим пыткам, не купил его, отдав за него, по одним сведениям, чёрного невольника, а по другим – семь или пять окий серебра, после чего он отпустил его на свободу .
‘Аммар бин Йасир, да будет доволен Аллах ими обоими, был вольноотпущенником рода бану махзум и принял ислам вместе со своим отцом и матерью. Многобожники во главе с Абу Джахлем выводили их за пределы Мекки и укладывали на раскалённый от солнца песок. Как-то раз, когда их подвергали этим истязаниям, проходивший мимо пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Терпение, о семейство Йасира, ибо, поистине, вам обещан рай!” В конце концов Йасир, да будет доволен им Аллах, скончался, не выдержав этих мук, а потом Абу Джахль убил Сумаййу, мать ‘Аммара, да будет доволен ею Аллах, пронзив её копьём спереди, и она стала первой женщиной в истории ислама, принявшей мученическую смерть. Они подвергали различным пыткам и ‘Аммара, да будет доволен им Аллах, то оставляя его под палящим солнцем, то придавливая его грудь тяжёлым красным камнем, а иногда начиная его топить. Они говорили: “Мы не оставим тебя в покое, пока ты не станешь ругать Мухаммада или не скажешь что-нибудь хорошее об аль-Лат и аль-‘Уззе!” – и он против своей воли подчинился им, а потом пришёл к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, плача и оправдываясь, и тогда Аллах Всевышний ниспослал нижеследующий аят: “Гнев Аллаха (поразит) таких, кто (сначала) уверует, а потом отступится от веры в Аллаха, и им (уготованы) великие муки, если не считать принуждённого (к этому) , сердце которого (сохранит) приверженность к вере … ” (“Пчёлы”, 106).
Вольноотпущеннику рода ‘Абд ад-дар Абу Факихе по имени Афлях, да будет доволен им Аллах, завязывали на ноге верёвку и волочили его по земле.
Хаббаб бин аль-Аратт, да будет доволен им Аллах, был вольноотпущенником Умм Анмар бинт Сиба‘ аль-Хуза‘ийа. Многобожники подвергали его разным видам истязаний: они таскали его за волосы, скручивали ему шею и много раз укладывали его на раскалённые угли, после чего придавливали сверху камнем, чтобы он не мог встать.
Зунайра, ан-Нахдийа, её дочь и Умм Убайс, да будет доволен ими Аллах, были рабынями, принявшими ислам, и многобожники подвергали их таким же мучениям, о которых мы уже упоминали выше. После того как ислам приняла одна рабыня, принадлежавшая роду бану муаммаль, который был частью рода бану ‘Ади, ‘Умар бин аль-Хаттаб, в те дни являвшийся ещё многобожником, часто избивал её, а когда чувствовал усталость, говорил: “Поистине, я прекращаю бить тебя только из-за усталости!”
Всех этих невольниц купил и освободил Абу Бакр, как освободил он Биляла и ‘Амира бин Фухайру, да будет доволен ими Аллах.
И многобожники заворачивали некоторых сподвижников в верблюжьи и бычьи шкуры, после чего укладывали их на землю на солнцепёке, а некоторых других заковывали в железные доспехи и клали на раскалённые камни.
Людей, подвергшихся мучениям ради Аллаха, можно было бы назвать очень много, и о ком бы ни узнавали многобожники, что он принял ислам, они обязательно мешали такому человеку и наносили ему обиды.

Дом аль-Аркама

Перед лицом подобных гонений посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, проявил мудрость, запретив мусульманам заявлять об исповедании ими ислама словом или делом, и стал встречаться с ними только тайно, так как если бы он продолжал встречаться с ними открыто, то многобожники обязательно помешали бы ему добиться желаемого очищения мусульман и обучения их Корану и мудрости. Кроме того, это могло привести к столкновению между двумя группами, что и в самом деле имело место в четвёртом году от начала пророчества. Дело в том, что сподвижники посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, обычно собирались для своих тайных молитв в горных ущельях. Однажды их заметили неверные из числа курайшитов, которые стали наносить им оскорбления, а потом напали на них. Во время этого столкновения Са‘д бин Абу Ваккас, да будет доволен им Аллах, ударил одного человека из нападавших, поранив его до крови, и это стало первым случаем кровопролития в истории ислама.
Было понятно, что если бы подобных столкновений было много и они носили бы затяжной характер, это непременно привело бы к уничтожению мусульман. В таких обстоятельствах разумнее всего было не заявлять о себе открыто, и поэтому в основном сподвижники, да будет доволен ими Аллах, скрывали свой ислам, своё поклонение, свой призыв и свои встречи. Если же говорить о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то он открыто обращался к людям с призывом и занимался поклонением среди многобожников, и ничто не могло удержать его от этого, однако с мусульманами он встречался тайно, исходя из интересов самих же мусульман и ислама в целом. Дом аль-Аркама бин Абу-ль-Аркама аль-Махзуми, да будет доволен им Аллах, стоял на холме ас-Сафа, находившись в стороне от взоров и собраний притеснителей, и на пятом году пророчества посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, избрал его центром для своего призыва и своих встреч с мусульманами.

Первое переселение в Эфиопию

Преследования мусульман начались в середине или в конце четвёртого года пророчества. Сначала они были незначительными, но день за днём и месяц за месяцем они усиливались и к середине пятого года пророчества приняли уже серьёзный оборот, в результате чего Мекка стала для мусульман неподходящим местом, что заставило их думать о том, как спастись от подобных мучений. В этот трудный и мрачный период в качестве ответа на вопросы, которые многобожники задавали пророку, да благословит его Аллах и приветствует, была ниспослана сура “Пещера”, включавшая в себя три рассказа. В этой суре содержались красноречивые указания, которые Аллах Всевышний давал Своим верующим рабам, а одним из вышеупомянутых был рассказ о юношах, оказавшихся в пещере, который послужил указанием на то, что в случае возникновения опасений за свою религию необходимо переселяться из очагов неверия и враждебности, уповая на Аллаха. В этой суре сообщается, что Аллах Всевышний сказал оказавшимся в пещере: “Раз вы покинули их и то, чему они поклоняются помимо Аллаха, то укройтесь в пещере, а Господь ваш щедро одарит вас Своей милостью и устроит для вас облегчение в вашем деле” (“Пещера”, 16).
В рассказе об аль-Хадире и Мусе, мир ему, говорилось о том, что события не всегда развиваются и завершаются так, как об этом можно судить по внешним признакам, поскольку иногда в действительности всё происходит совершенно наоборот. В этой суре содержалось тонкое указание на то, что война против мусульман скоро обернётся совсем по-другому, и если эти многобожники, притесняющие их, не уверуют, им самим придётся подвергнуться преследованиям со стороны терпящих поражение и слабых мусульман.
В рассказе о Зу-ль-карнайне говорится о том, что земля принадлежит Аллаху, Который дарует её тем Своим рабам, кому пожелает, что успеха можно добиться только на пути веры, а не неверия, что, когда в этом возникает необходимость, Аллах посылает к людям тех из Своих рабов, которые спасают их от притеснителей, и что более всего наследовать землю достойны праведные рабы Аллаха. После этого была ниспослана сура “Толпы”, в которой упоминалось о переселении и говорилось, что земля Аллаха просторна. Аллах Всевышний сказал: “ … а земля Аллаха обширна. Поистине, получат терпеливые награду свою сполна без счёта” (“Толпы”, 10). Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, было известно, что негус Асхама, император Эфиопии, является справедливым правителем, при котором никто не подвергается притеснениям, и он велел мусульманам переселиться туда, чтобы спасти свою религию от соблазна.
В месяце раджаб пятого года от начала пророчества первая группа сподвижников отправилась в Эфиопию. Она состояла из двенадцати мужчин и четырёх женщин, которыми руководил ‘Усман бин ‘Аффан, да будет доволен им Аллах. Вместе с ним находилась дочь посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Рукаййа. Об этих двух людях пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Они являются первой семьёй, переселившейся на пути Аллаха, после Ибрахима и Лута, мир им обоим”.
Эта группа покидала город под покровом ночи, чтобы о них ничего не узнали курайшиты. Мусульмане направились в сторону моря к порту Шу‘айба, где им было предопределено встретить два торговых корабля, которые доставили их до Эфиопии. Курайшиты всё же узнали о них и бросились за ними в погоню, однако к тому времени, когда они добрались до побережья, мусульмане уже уплыли и находились в безопасности, а в Эфиопии им был оказан наилучший приём и предоставлена защита.
В рамадане того же года пророк, да благословит его Аллах и приветствует, пришёл в святилище, где собралось множество курайшитов, среди которых находилась их знать и их предводители. Там он неожиданно начал читать суру “Звезда”. Ничего подобного эти неверные ещё не слышали, так как они постоянно придерживались того, что советовали друг другу, говоря: “Не слушайте этот Коран, а говорите о нём пустое, чтобы вам одолеть (Мухаммада)!” (“Разъяснены”, 26). А когда они неожиданно услышали чтение этой суры и их ушей достигли прекрасные и завораживающие слова, очарование и величие которых передать невозможно, эти люди забыли обо всём и каждый из них внимал этим словам, ни о чём больше не думая. А после того, как в конце этой суры прозвучали слова о бедствиях Судного дня, от которых затрепетали сердца людей, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, произнёс слова: “Так склоняйтесь же до земли пред Аллахом и поклоняйтесь (Ему)!” (“Звезда”, 62), и склонился в земном поклоне, и никто из присутствовавших не смог удержаться от того, чтобы не последовать его примеру. Это означало, что истина преодолела упрямство душ высокомерных и глумившихся над другими людей, и они невольно склонились в земном поклоне перед Аллахом.
Почувствовав, что величие слов Аллаха подчинило их себе, курайшиты не знали, что делать, и совершили то, против чего боролись всеми силами. Потом те многобожники, которые при этом не присутствовали, подвергали их непрерывным упрёкам, и тогда они возвели ложь на посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, заявив, что он якобы выразил почтение их идолам и сказал: “Это птицы высокого полёта, а на их заступничество можно надеяться”. Они произнесли эту явную ложь для того, чтобы оправдаться за совершение земного поклона вместе с пророком, да благословит его Аллах и приветствует, и в подобном поведении людей, которые привыкли лгать и строить козни, не было ничего удивительного.
Известие об этом дошло и до переселенцев, находившихся в Эфиопии, однако то, что они узнали, не имело ничего общего с истинным положением дел. До них дошёл слух, что курайшиты приняли ислам, и поэтому в месяце шавваль того же года переселенцы решили вернуться в Мекку, однако, когда до Мекки оставалось меньше дня пути, все выяснилось, после чего кто-то из них снова отправился в Эфиопию, а все остальные вошли в Мекку либо тайно, либо заручившись покровительством и защитой кого-нибудь из курайшитов.
Впоследствии гонения на них и прочих мусульман усилились, и они подверглись нападкам со стороны своих родственников, так как курайшитам было трудно смириться с тем, что они нашли себе надёжную защиту у негуса. В подобных обстоятельствах посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, посчитал необходимым ещё раз посоветовать своим сподвижникам переселиться в Эфиопию. Второе переселение проходило в более трудных условиях, чем первое, так как курайшиты были настороже и решили расстроить его. Однако мусульмане опередили их, а Аллах облегчил их путешествие, и они добрались до владыки Эфиопии, прежде чем тем удалось настичь их.
На этот раз в сопровождении восьмидесяти трех мужчин уехало восемнадцать или девятнадцать женщин. Авторитетный учёный Мухаммад Суляйман аль-Мансурфури уверен, что их было восемнадцать.

Козни курайшитов против переселенцев в Эфиопии

Курайшитам было трудно смириться с тем, что переселенцы находятся в безопасности и свободно исповедуют свою религию, и тогда они выбрали двух выносливых и разумных людей – Амра бин аль-Аса и Абдуллаха бин Абу Раби‘у, которые тогда ещё не приняли ислам, и отправили их в Эфиопию вместе с дорогими подарками для негуса и патриархов. Вручив патриархам эти подарки, посланцы изложили им свои доводы и стали добиваться от них выдачи мусульман, а после того, как патриархи договорились посоветовать негусу изгнать этих людей, посланцы явились к нему, вручили подарки и обратились к нему с такими словами:
– О царь, в твоей стране нашли себе убежище дерзкие люди, которые отказались от религии своего народа, но не приняли и твоей религии, а принесли с собой религию, выдуманную ими самими и неизвестную ни нам, ни тебе. Нас послали к тебе за ними знатные люди их народа из числа их отцов и родственников, чтобы ты вернул их к ним. Они хорошо знают их, и им лучше известно о том, за что они подвергали их порицанию
Патриархи сказали: “Они говорят правду, о владыка, так выдай же их этим двоим, и пусть они вернут их к их народу и в их страну”. Однако негус посчитал необходимым изучить этот вопрос и выслушать все стороны. Он послал за мусульманами, призвал их к себе, и они явились, решив говорить правду, чего бы им это ни стоило. Негус спросил их: “Какова религия вашего народа, от которой вы отказались, не приняв после этого ни моей религии и никакой иной из этих религий?”
Джафар бин Абу Талиб, да будет доволен им Аллах, выступивший от лица всех мусульман, сказал: “О царь, мы были невежественными людьми, поклонялись идолам, употребляли в пищу мертвечину, говорили непристойные слова, порывали связи с родственниками и не поддерживали хороших отношений с соседями, а сильные среди нас притесняли слабых. И мы жили так, пока Аллах не послал к нам посланника из нашей же среды, происхождение, правдивость, честность и скромность которого нам были хорошо известны. Он призвал нас к Аллаху, чтобы мы признавали только Его и поклонялись только Ему, не придавая Ему сотоварищей и отказавшись от камней и идолов, которым прежде поклонялись мы сами и наши предки. Он велел нам говорить правду, возвращать доверенное, поддерживать родственные связи и добрые отношения с соседями и прекратить совершать запретное и проливать кровь. И он запретил нам говорить непристойные слова, лгать, проедать имущество сироты и клеветать на целомудренных женщин. И он велел нам совершать молитвы, выплачивать закят и соблюдать пост”, и Джафар, да будет доволен им Аллах, перечислил ему остальные столпы ислама, а потом продолжил: “И мы поверили ему, и уверовали в него, и последовали за религией Аллаха, которую он принёс с собой, и стали поклоняться одному только Аллаху, не придавая Ему сотоварищей. И мы стали считать для себя запретным то, что он запретил нам, а дозволенным – то, что он нам разрешил, но после этого наши соплеменники ополчились против нас, стали подвергать нас мучениям и предприняли попытки отвратить нас от нашей религии, желая вернуть нас к поклонению идолам после поклонения Аллаху Всевышнему и добиться того, чтобы мы снова стали позволять себе те мерзости, которые позволяли раньше. И когда они стали обижать и притеснять нас, мешая нам исповедовать нашу религию, мы отправились в твою страну, отдав тебе предпочтение перед другими, пожелав найти у тебя защиту и понадеявшись на то, что у тебя нас не подвергнут притеснениям, о царь!”
Негус спросил его: “Есть ли у тебя что-нибудь из того, что он принёс с собой от Аллаха?” Джафар, да будет доволен им Аллах, сказал ему: “Да”. Негус сказал: “Так почитай мне это”, и он прочёл ему начало суры “Марйам”. Выслушав эти аяты, негус заплакал так сильно, что борода его увлажнилась, и вместе с ним заплакали его епископы, которые омочили слезами свои свитки, когда услышали, что он им читает . После этого негус сказал им: “Поистине, это и то, что принёс с собой Иса, исходит из одного источника! Отправляйтесь же, ибо, клянусь Аллахом, я не выдам их вам, и никто не обидит их!” После этого ‘Амр бин аль-Ас и его товарищ вышли, и ‘Амр бин аль-Ас сказал Абдуллаху бин Раби’а : “Клянусь Аллахом, я обязательно приду к ним завтра с тем, что уничтожит их под корень!” В ответ Абдуллах бин Раби’а сказал ему: “Не делай этого, ведь, хотя они и выступают против нас, у них есть родственники!” – однако ‘Амр упорно стоял на своём.
На следующий день он сказал негусу: “О царь, поистине, они говорят об Исе, сыне Марйам, нечто серьёзное!” – и тогда негус послал к ним людей, чтобы спросить, что они говорят о Христе. Мусульмане испугались, но всё же решили говорить правду, чего бы им это ни стоило. Когда они вошли к негусу и он задал им свой вопрос, Джафар, да будет доволен им Аллах, ответил ему: “Мы говорим о нём то, что принёс с собой наш пророк, да благословит его Аллах и приветствует: он – раб Аллаха, Его посланник, Его дух и Его слово, с которым Он обратился к деве Марйам”.
После этого негус поднял с земли палку, а потом сказал: “Клянусь Аллахом, Иса, сын Марйам, представляет собой не более того, что ты сказал!” При этом патриархи стали издавать звуки, подобные хрипу , и негус сказал: “Клянусь Аллахом, (это так,) несмотря на то что вы и хрипите!»
А потом негус сказал мусульманам: “Ступайте. В моей стране вы находитесь в безопасности, а тот, кто будет вас поносить, понесёт убытки , и не хотел бы я обидеть кого-нибудь из вас, имея даже целую гору золота!”
Потом он велел своей свите: «Верните этим двоим их подарки, ибо я в них не нуждаюсь, ведь, клянусь Аллахом, Аллах не брал у меня подношений, когда вернул мне моё царство, так стану ли я брать что-либо, чтобы нарушить Его волю? Аллах подчинил мне людей, и я не пойду на поводу у них, чтобы нарушить волю Аллаха!»
Умм Салама, да будет доволен ею Аллах, которая передала этот рассказ, сказала: “И они ушли от него опозоренными, а то, что они привезли, было отвергнуто, мы же остались жить там, пользуясь самой надежной защитой”.
Этот рассказ приводит Ибн Исхак, другие же упоминают о том, что ‘Амр бин аль-Ас посетил негуса после битвы при Бадре . Есть и такие сообщения, где говорится, что посланцы курайшитов приезжали в Эфиопию дважды, однако в них указывается, что во время второго визита негус задавал Джафару, да будет доволен им Аллах, примерно те же вопросы и получал примерно те же ответы, которые приводит Ибн Исхак. Кроме того, смысл этих вопросов служит указанием на то, что задавались они негусу при первой встрече.
Таким образом, уловки многобожников и их козни не имели успеха. Они поняли, что проявлять свою злобу могут только в пределах подвластной им территории, и это внушило им ужасную мысль. Они посчитали, что избавиться от этого “зла” можно, только заставив посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, полностью отказаться от его призыва или же уничтожив его самого. Однако каким образом можно было добиться этого, пока Абу Талиб защищал и ограждал его от них? Курайшиты посчитали необходимым встретиться с Абу Талибом и поговорить с ним об этом.

Курайшиты угрожают Абу Талибу

Предводители курайшитов явились к Абу Талибу и сказали ему: “О Абу Талиб, поистине, ты – человек почтенного возраста, пользующийся уважением и занимающий высокое положение среди нас. Мы просили тебя запретить сыну твоего брата делать то, что он делает, но ты не запретил ему, мы же не станем больше терпеть поношения наших предков, порицания наших воззрений и осуждения наших богов! Ты обязательно должен остановить его или же мы станем сражаться и с ним и с тобой из-за этого, пока кто-нибудь из нас не погибнет!”
Абу Талиб посчитал эти угрозы серьёзными, позвал к себе посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и сказал ему: “О сын моего брата, поистине, ко мне приходили твои соплеменники, сказавшие то-то и то-то, побереги же меня и себя и не возлагай на меня то, чего я не в состоянии вынести!” Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, решил, что его дядя оставляет его без поддержки и больше не сможет оказывать ему помощь, и сказал: “О дядя! Клянусь Аллахом, если за отказ от этого дела положат мне солнце в правую руку, а луну – в левую, я и тогда не откажусь от него, пока Аллах не приведёт его к победе или же я не погибну!” После этого он заплакал, встал и пошёл обратно, но Абу Талиб окликнул его, а когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, повернулся, Абу Талиб сказал ему: “Ступай, о племянник, и говори что хочешь, я же, клянусь Аллахом, никогда и ни при каких обстоятельствах не брошу тебя!” А потом он прочитал такие стихи:
Клянусь Аллахом, не добраться до тебя их сборищу,
пока не уложат меня спать в землю.
Делай то, что тебе велено, и не постигнет тебя беда;
порадуйся же этому, и пусть это станет для тебя усладой глаз!

Курайшиты снова приходят к Абу Талибу

Увидев, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, продолжает заниматься своим делом, и поняв, что Абу Талиб отказывается покинуть его и готов пойти на разрыв и враждовать с ними ради этого, курайшиты снова пошли к нему. На этот раз с ними был и ‘Амара бин аль-Валид бин аль-Мугира, и они сказали: “О Абу Талиб, этот юноша – самый лучший и самый красивый юноша из числа курайшитов, возьми же его, пользуйся его разумом и его помощью и сделай его своим сыном, и он будет принадлежать тебе, а нам выдай твоего племянника, который пошёл против твоей религии и религии твоих предков, и внес раскол среди своих соплеменников, и порицал наши воззрения. Мы убьём его, а взамен ты получишь другого”. В ответ им Абу Талиб сказал: “Клянусь Аллахом, плохую сделку вы мне предлагаете! Неужели хотите вы отдать мне вашего сына, чтобы я выкормил его для вас, и надеетесь на то, что я отдам вам своего сына, чтобы вы убили его?! Клянусь Аллахом, этого никогда не будет!” На это аль-Мут‘им бин ‘Ади бин Науфаль бин ‘Абд Манаф сказал: “Клянусь Аллахом, о Абу Талиб, твои соплеменники поступили с тобой по справедливости! Они хотели избавить тебя от того, что тебе не по душе, но я вижу, что ты не хочешь принимать от них никаких предложений!” Абу Талиб воскликнул: “Клянусь Аллахом, вы обошлись со мной несправедливо, а ты не только оставил меня без помощи, но еще и помогаешь моим соплеменникам против меня! Делай же что хочешь!”
В исторических источниках нет никаких упоминаний о том, когда именно курайшиты приходили к Абу Талибу, однако изучение различных данных и свидетельств позволяет сделать вывод, что две эти встречи имели место в середине шестого года от начала пророчества и что промежуток времени между ними был невелик.

Притеснители замышляют убийство пророка, да благословит его Аллах и приветствует

После того, как обе попытки курайшитов договориться с Абу Талибом потерпели провал, они снова вернулись к преследованиям мусульман, которые приобрели ещё более жестокий характер, и в эти дни в умах притеснителей созрела мысль об устранении пророка, да благословит его Аллах и приветствует, другим путём. Однако и эта мысль, и эта ожесточённость послужили причиной усиления ислама, который приняли два пользовавшихся всеобщим уважением героя Мекки – Хамза бин ‘Абд аль-Мутталиб и ‘Умар бин аль-Хаттаб, да будет доволен Аллах ими обоими.
Примером этой ожесточённости может служить то, что однажды ‘Утайба бин Абу Ляхаб явился к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и сказал: «Я не верю ни в “Клянусь звездой, клонящейся (к закату)” , – ни в того, кто “приблизился и подошёл (ещё) ближе” », а потом поднял на пророка, да благословит его Аллах и приветствует, руку, порвал ему рубаху и плюнул ему в лицо, однако слюна на него не попала, после чего и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, проклял его, сказав: “О Аллах, натрави на него одну из Твоих собак!” – и его мольба была принята. Через некоторое время ‘Утайба отправился в путь с несколькими другими курайшитами, а когда они достигли Шама и остановились в месте под названием аз-Зарка, ночью вокруг них стал ходить лев, и тогда ‘Утайба принялся повторять: “Горе брату моему! Клянусь Аллахом, он действительно съест меня в соответствии с проклятием Мухаммада! Он убил меня, несмотря на то что находится в Мекке, а я – в Шаме!” И когда он находился среди людей, лев набросился на него, схватил за голову и загрыз.
Указанием на то, что притеснители из числа курайшитов хотели убить пророка, да благословит его Аллах и приветствует, может служить длинный хадис, приводимый Ибн Исхаком, который сказал:
– Абу Джахль сказал: “О курайшиты, поистине, Мухаммад отверг всё, кроме порицания нашей религии, поношения наших предков, объявления неразумными наших воззрений и оскорбления наших богов, и, поистине, я даю обет Аллаху, что принесу самый тяжёлый камень, который только смогу поднять, когда же он склонится в земном поклоне, я разобью ему голову этим камнем, а потом можете выдать меня или защитить, а люди из рода бану ‘Абд манаф пусть делают после этого что хотят!” На это они сказали ему: “Клянёмся Аллахом, мы ни за что и никогда тебя не выдадим, делай же, что ты задумал!”
На следующее утро Абу Джахль взял такой камень, а потом стал дожидаться посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который как обычно пришёл к Каабе и приступил к молитве. В это время курайшиты, желавшие увидеть, что сделает Абу Джахль, находились в местах своих собраний . Когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, склонился в земном поклоне, Абу Джахль поднял этот камень и двинулся в его сторону, но, приблизившись, он вдруг обратился в бегство, цвет его лица изменился и он был охвачен страхом, камень же сначала прилип к его рукам, а потом упал на землю. Подойдя к нему, курайшиты стали спрашивать: “Что с тобой, о Абу-ль-Хакам?” Он ответил: “Я подошёл к нему, чтобы сделать то, о чём я говорил вам вчера, но, когда я был уже совсем близко, передо мной появился огромный верблюд. Клянусь Аллахом, мне не приходилось видеть ни такой головы, как у него, ни такого зада, ни таких зубов, и он хотел съесть меня!”
Ибн Исхак пишет:
– И мне сообщили, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Это был Джиб­рил, мир ему, и если бы он подошёл ещё ближе, (Джибрил) непременно схватил бы его!”
А после этого Абу Джахль сделал с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то, что побудило Хамзу, да будет доволен им Аллах, принять ислам, о чём речь пойдёт ниже.
Что же касается притеснителей из числа курайшитов, то они продолжали вынашивать планы убийства пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Ибн Исхак сообщает, что Абдуллах бин ‘Амр бин аль-Ас, да будет доволен Аллах ими обоими, сказал:
– (Однажды) я находился среди собравшихся в аль-Хиджре (курайшитов), говоривших о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, следующее: “Мы не видели примеров тому, что нам пришлось претерпеть от этого человека! Поистине, нам пришлось вынести нечто великое!” – и в это время неожиданно появился сам посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который подошёл к углу Каабы и коснулся его, после чего прошёл мимо них, совершая обход, а они стали подмигивать ему и говорить какие-то неприятные для посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, слова, что было заметно по выражению его лица. Когда он прошёл мимо во второй раз, они снова стали делать то же самое, и это снова отразилось на его лице, а когда это повторилось и на третий раз, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, остановился и сказал: “Послушайте, о курайшиты! Клянусь Тем, в Чьей длани душа моя, я принёс вам гибель!” – и эти слова так подействовали на людей, что они застыли, будто на головах их сидели птицы, и даже тот из них, кто был наиболее суров с ним, стал обращаться к нему с самыми хорошими словами, говоря: “Уходи, о Абу-ль-Касим, клянусь Аллахом, ты не вёл себя как невежда!”
На следующий день они опять собрались и стали говорить о нём, а когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, неожиданно появился перед ними, они все как один бросились к нему и окружили его, и я видел, как один из них схватил его за накидку, а Абу Бакр встал перед ним, плача и восклицая: «Неужто (хотите) вы убить человека (только) за то, что он говорит: “Господь мой – Аллах!”» – и после этого они отошли от него.
Ибн ‘Амр, да будет доволен Аллах ими обоими, сказал: “И, поистине, это было наихудшей обидой из тех, что нанесли ему на моих глазах курайшиты”.
Аль-Бухари приводит хадис, в котором сообщается, что ‘Урва бин аз-Зубайр сказал:
– Однажды я попросил Ибн Амра бин аль-Аса: “Расскажи мне о наихудшем из того, что многобожники сделали с пророком, да благословит его Аллах и приветствует ”. Он сказал: “(Однажды,) когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, молился в Хиджре Каабы, к нему подошёл, Укба бин Абу Му‘айт, накинул свою одежду ему на шею и сильно сдавил, и тогда к нему бросился Абу Бакр, схватил его за плечи, отбросил от пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и воскликнул: «Неужто (хотите) вы убить человека (только) за то, что он говорит: “Господь мой – Аллах! ”»
В другом хадисе сообщается, что Асма, да будет доволен ею Аллах, сказала: “Кто-то сообщил об этом Абу Бакру, сказав: “Схватили твоего товарища!”, – и Абу Бакр выбежал от нас, крича: «Неужто (хотите) вы убить человека (только) за то, что он говорит: “Господь мой – Аллах!”» – и тогда они оставили пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и бросились на Абу Бакра, а потом он вернулся к нам, и стоило нам дотронуться до его волос, как они начинали падать” .

Ислам принимает Хамза бин ‘Абд аль-Мутталиб, да будет доволен им Аллах

Однако через некоторое время и в этой атмосфере несправедливости и произвола появился луч света, осветивший притесняемым их путь, и этим лучом стало принятие ислама Хамзой бин ‘Абд аль-Мутталибом, да будет доволен им Аллах, который принял его в конце шестого года от начала пророчества. Вероятнее всего, это случилось в месяце зу-ль-хиджжа.
Причиной этого послужило то, что однажды, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, находился на холме ас-Сафа, проходивший мимо Абу Джахль принялся оскорблять его, а посланник Аллах, да благословит его Аллах и приветствует, хранил молчание и ничего ему не говорил. Потом Абу Джахль ударил его по голове камнем и поранил его до крови, после чего удалился от него и направился к месту собраний курайшитов, находившемуся неподалеку от Каабы, и сел вместе с ними. Всё это видела из своего жилища, находившегося рядом с ас-Сафой, вольноотпущенница Абдуллаха бин Джад‘ана, и когда через некоторое время с охоты возвратился Хамза с луком через плечо, эта вольнноотпущенница рассказала ему о том, что совершил Абу Джахль. Хамза, являвшийся самым известным и сильным из числа курайшитских удальцов, разгневался и, нигде не задерживаясь, бросился к Абу Джахлю, чтобы напасть на него; когда же он вбежал на территорию Каабы, то направился к нему и закричал: “О желтозадый, ты оскорбляешь сына моего брата, тогда как и я сам исповедую его религию!” – после чего разбил ему луком голову. Увидев это, к Абу Джахлю бросились махзумиты, к числу которых он принадлежал, а к Хамзе, да будет доволен им Аллах, поспешили хашимиты, но Абу Джахль сказал: “Оставьте Абу ‘Амару, ибо я действительно жестоко оскорбил сына его брата!”
Таким образом, первоначально Хамза принял ислам по той причине, что он не пожелал терпеть унижений своего родственника, но потом Аллах раскрыл его сердце, он стал крепко держаться ислама, и это привело к значительному усилению мусульман.

Ислам принимает ‘Умар бин аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах

И в этой атмосфере несправедливости и произвола засверкал другой, ещё более яркий луч света, чем первый, и им стало принятие ислама Умаром бин аль-Хаттабом, да будет доволен им Аллах. Он принял ислам в месяце зу-ль-хиджжа шестого года от начала пророчества через три дня после того, как это сделал Хамза, да будет доволен им Аллах. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, уже давно обращался к Аллаху Всевышнему с мольбами о том, чтобы он принял ислам. Ат-Тирмизи приводит хадис Ибн Умара, да будет доволен Аллах ими обоими, который он называет достоверным, а ат-Табарани приводит хадис, передаваемый со слов Ибн Мас‘уда и Анаса, да будет доволен Аллах ими обоими, и в обоих этих хадисах сообщается, что однажды пророк, да благословит его Аллах и приветствует, обратился к Аллаху с нижеследующей мольбой: “О Аллах, укрепи ислам тем из двоих, кого Ты больше любишь: Умаром бин аль-Хаттабом или Абу Джахлем бин Хишамом!”– и оказалось, что больше Аллаху угоден ‘Умар, да будет доволен им Аллах.
Изучение всех сообщений, где говорится о принятии им ислама, показывает, что ислам проникал в его сердце постепенно, однако прежде чем излагать основные детали этого, мы считаем необходимым упомянуть о том, какие чувства испытывал ‘Умар, да будет доволен им Аллах.
‘Умар, да будет доволен им Аллах, был известен своей вспыльчивостью и силой, и мусульмане нередко страдали от наносимых им всевозможных обид. Ясно, что в душе его боролись противоречивые чувства. С одной стороны, он придерживался традиций, начало которым положили предки арабов, и часто предавался пьянству и всевозможным развлечениям. Вместе с тем его удивление вызывала твёрдость мусульман и то, как стойко они переносили все невзгоды ради своего вероучения, а кроме того, его разум, как и разум любого другого человека, который мог оказаться на его месте, испытывал сомнения, допуская, что на самом деле ислам может являться чем-то более великим и чистым, и из-за этого время от времени он впадал в возбуждение, но быстро остывал, о чём сообщает Мухаммад аль-Газали.
Суть всех сообщений о том, как ‘Умар, да будет доволен им Аллах, принял ислам, сводится к следующему.
Однажды он решил заночевать вне своего дома, пришёл в харам и зашёл за покров Каабы. В это время пророк, да благословит его Аллах и приветствует, который стоял рядом и совершал молитву, начал читать аяты суры “Судный день” . ‘Умар, да будет доволен им Аллах, стал слушать слова Корана, ему это понравилось и он сказал себе: “Клянусь Аллахом, он – поэт, как и говорят курайшиты!” Когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, прочитал слова Аллаха: “ … поистине, это – слова благородного посланника, ~ а не слова (какого-то) поэта: мало вы веруете!” (“Судный день”, 40–41), он сказал себе: “Он – прорицатель!» После этого пророк, да благословит его Аллах и приветствует, прочитал нижеследующие аяты: “И (это) не слова прорицателя: мало вы поучаетесь! ~ (Это –) ниспослание от Господа миров, ~ а если бы он приписал Нам что-нибудь несообразное, ~ то Мы непременно схватили бы его за правую руку, ~ после чего непременно перерезали бы ему аорту, ~ и не нашлось бы из вас удерживающих ! ~ Поистине, он – наставление для богобоязненных, ~ и, поистине, знаем Мы, что есть из вас отвергающие (его), ~ и, поистине, (станет) он горем для неверных ~ и, поистине, он – несомненная истина, ~ так славь же имя твоего Великого Господа!” (“Cудный день”, 42–52), – а потом ‘Умар, да будет доволен им Аллах, говорил: “И тогда ислам проник в моё сердце”.
Итак, в эту ночь ислам подобно зерну, упавшему на благодатную почву, впервые проник в его сердце, однако невежество, слепая приверженность к традициям и гордость религией предков были пока сильнее истины, которая уже стучалась в его сердце, и он продолжал преследовать мусульман, не обращая внимания на те чувства, которые таились в глубине его души.
О его горячности и крайней враждебности по отношению к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, свидетельствует то, что однажды, опоясавшись мечом, он вышел из дома для того, чтобы убить его. По пути его встретил либо Ну‘айм бин Абдуллах ан-Наххам аль-‘Адави, либо какой-то человек из членов рода бану зухра, либо какой-то человек из рода бану махзум, который спросил его: “Куда ты идёшь, о ‘Умар?” Он сказал: “Я хочу убить Мухаммада!” Этот человек спросил: “А как ты спасёшься от хашимитов и людей из рода бану зухра, если убьёшь Мухаммада?” ‘Умар сказал ему: “Ты определённо стал вероотступником и отрёкся от той религии, которую исповедовал!” Этот человек сказал: “А не сообщить ли тебе нечто удивительное, о ‘Умар? Твоя сестра и твой зять – они действительно стали вероотступниками и отреклись от твоей религии!” Тогда ‘Умар бросился к своей сестре и зятю. В это время у них находился Хаббаб бин аль-Аратт, да будет доволен им Аллах, принёсший с собой свиток с сурой “Та ха”, которую он читал, как делал это обычно, когда приходил к ним. Услышав голос Умара, Хаббаб спрятался в доме, а Фатима, сестра Умара, прикрыла этот свиток. Приближаясь к дому, ‘Умар услышал чтение Хаббаба, и когда он вошёл к ним, спросил: “Что это за бормотание я у вас слышал?” Они ответили: “Мы просто разговаривали друг с другом”. Он спросил: “Может быть, вы стали вероотступниками?” В ответ его зять сказал: “О ‘Умар, скажи, а что если истина не в твоей религии?” Тогда ‘Умар бросился на своего зятя и стал жестоко избивать его. Сестра оттащила его от своего мужа, но ‘Умар ударил и её, отчего по лицу её потекла кровь (в сообщении Ибн Исхака говорится, что он поранил ей голову). В гневе она воскликнула: “О ‘Умар, а что если не в твоей религии истина?! Свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, и свидетельствую, что Мухаммад – посланник Аллаха!”
Немного остыв и заметив, что по лицу его сестры течёт кровь, ‘Умар пожалел о содеянном, устыдился и сказал: “Дайте мне тот свиток, который у вас находится, чтобы я прочитал его”. На это его сестра сказала: “Поистине, ты нечист, а касаться его могут только чистые, иди же и омойся!» И ‘Умар совершил полное омовение, а потом взял в руки свиток и прочёл: “С именем Аллаха Милостивого, Милосердного”, после чего сказал: “Это благие и чистые имена.” Затем он принялся читать суру “Та ха”, читал, пока не дошёл до того аята, где сказано: “Поистине, Я – Аллах, нет бога, кроме Меня, так поклоняйся же Мне и твори молитву, чтобы помнить обо Мне!” (“Та ха”, 14), и воскликнул: “Какие прекрасные слова! Отведите меня к Мухаммаду!”
Услышав слова Умара, Хаббаб, да будет доволен им Аллах, вышел из своего убежища и сказал: “Радуйся, о ‘Умар. Поистине, я надеюсь, что это тебя касалась мольба посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, с которой он обратился к Аллаху в четверг ночью, когда сказал: “О Аллах, укрепи ислам Умаром бин аль-Хаттабом или Абу Джахлем бин Хишамом!” – а сам посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, находится в доме, стоящем у подножия холма ас-Сафа”.
После этого ‘Умар, да будет доволен им Аллах, опоясался своим мечом, отправился к этому дому и стал стучать в дверь. Один из находившихся там людей посмотрел в щёлку, увидел опоясанного мечом Умара, сообщил об этом посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, а потом собрал людей. Хамза, да будет доволен им Аллах, спросил их: “Что с вами?” Они ответили: “‘Умар!” – и тогда он сказал: “А хоть бы и ‘Умар!» Откройте ему дверь, и если он пришёл, стремясь к благу, мы оделим его благом, если же он пришёл, стремясь к дурному, мы его убьём его же мечом!” В это время находившемуся внутри посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ниспосылалось откровение, а потом он вышел, встретился с Умаром в комнате, взялся за края его одежды и перевязь меча, с силой притянул его к себе и сказал: “О ‘Умар, неужели ты не прекратишь (поступать так), пока Аллах не подвергнет тебя такому же позору и наказанию, как и аль-Валида бин аль-Мугиру?! О Аллах, вот ‘Умар бин аль-Хаттаб! О Аллах, укрепи ислам Умаром бин аль-Хаттабом!” – после чего ‘Умар сказал: “Свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, и что ты – посланник Аллаха”, и принял ислам, а находившиеся в доме люди так громко закричали: “Аллах велик!” – что их услышали и те, кто был у Каабы.
‘Умар, да будет доволен им Аллах, отличался неукротимой энергией. Его обращение в ислам многобожники посчитали для себя унижением, а мусульман привело к усилению, славе и радости.
Ибн Исхак сообщает, что ‘Умар, да будет доволен им Аллах, сказал:
– Приняв ислам, я стал думать о том, кто из жителей Мекки проявляет наибольшую враждебность по отношению к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и сказал себе: “Это Абу Джахль”. После этого я пришёл к дверям его дома и постучал. Он вышел ко мне и сказал: “Добро пожаловать! Что привело тебя (ко мне)?” Я сказал: “Я пришёл, чтобы сказать тебе, что я уверовал в Аллаха и в Его посланника Мухаммада и поверил тому, с чем он пришёл!” – и тогда он захлопнул передо мной дверь своего дома и воскликнул: “Да обезобразит Аллах и тебя, и то, с чем ты явился!”
Ибн аль-Джаузи сообщает, что ‘Умар, да будет доволен им Аллах, сказал: “Когда кто-нибудь принимал ислам, люди хватали его и начинали избивать, а он отвечал им. (Приняв ислам,) я пришёл к моему дяде аль-Асу бин Хашиму и сообщил ему об этом, а он зашёл в дом”. И он сказал: “И я пошёл к одному из предводителей курайшитов, – очевидно имея в виду Абу Джахля, – сообщил ему об этом, и он тоже зашёл в свой дом”.
Ибн Хишам и Ибн аль-Джаузи приводят краткие сообщения о том, что, приняв ислам, ‘Умар явился к самому болтливому из курайшитов, Джамилю бин Му‘аммару аль-Джумахи, и сообщил ему о том, что он принял ислам. Услышав это, Джамиль изо всех сил закричал: “Ибн аль-Хаттаб стал вероотступником!» ‘Умар, да будет доволен им Аллах, стоявший позади него, сказал: “Он лжёт, я не отрёкся от веры, а принял ислам!» После этого люди набросились на него, и они дрались, пока время не приблизилось к полудню, после чего лишившийся сил ‘Умар, да будет доволен им Аллах, сел, люди встали над ним, и он сказал: “Делайте, что хотите, а я клянусь Аллахом, что, если бы нас было триста человек, мы бы оставили вам Мекку или же вы оставили её нам!”
После этого многобожники двинулись к его дому, намереваясь убить его. Аль-Бухари приводит хадис, в котором сообщается, что Абдуллах бин ‘Умар, да будет доволен Аллах ими обоими, сказал:
– Когда он в страхе находился у себя дома, к нему пришёл аль-Ас бин Ваиль ас-Сахми Абу ‘Амр, одетый в разукрашенную одежду и отороченную шёлком рубаху. Он принадлежал к племени бану сахм, члены которого во времена джахилийи были нашими союзниками, и он сказал ему: “Что с тобой происходит?” (‘Умар, да будет доволен им Аллах,) ответил: “Твои соплеменники говорят, что убьют меня за то, что я принял ислам”. (Аль-Ас) сказал: “Никто не тронет тебя и ты находишься в безопасности!” – а потом аль-Ас вышел от него, встретил в вади множество людей и спросил их: “Куда вы идёте?” Они сказали: “К этому Ибн аль-Хаттабу, который отрёкся от своей веры!» Он сказал: “Нет к нему пути!” – и люди повернули обратно.
В той версии этого сообщения, которую приводит Ибн Исхак, сообщается, что он сказал: “Клянусь Аллахом, были они подобны одежде, которую он отряхнул!” Вот что делали многобожники, что же касается мусульман, то относительно этого Муджахид приводит сообщение Ибн ‘Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, который сказал:
(Однажды) я спросил Умара бин аль-Хаттаба: «Почему тебя прозвали “Аль-Фарук ?”» Он сказал: “Хамза принял ислам на три дня раньше меня”.
После этого он рассказал ему о том, как принял ислам, а в конце сказал:
– Приняв ислам, я сказал: “О посланник Аллаха! Разве мы не следуем истине независимо от того, умрём мы или останемся в живых?” Он ответил: “Конечно! Клянусь Тем, в Чьей длани душа моя, вы следуете истине независимо от того, умрёте вы или останетесь в живых!” Я спросил: “Зачем же тогда скрываться? Клянусь Тем, Кто направил тебя с истиной, мы обязательно выйдем наружу!” И потом мы вышли двумя рядами. Один из них вёл Хамза, а во главе другого, от которого исходил шум, подобный шуму мельницы, находился я, и так мы подошли к Каабе. Там курайшиты увидели меня и Хамзу, из-за чего их охватило такое уныние, подобного которому они ещё не знали. В тот день посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, назвал меня “Аль-Фарук”.
Сообщается, что Ибн Мас‘уд, да будет доволен им Аллах, говорил: “Мы не могли молиться у Каабы до тех, пока ислам не принял ‘Умар” .
Сообщается, что Сухайб бин Синан ар-Руми, да будет доволен им Аллах, сказал: “После того, как ‘Умар принял ислам, эту религию стали исповедовать открыто, и призывать к ней стали открыто, а мы усаживались вокруг Каабы, и совершали обходы вокруг неё, и требовали справедливости от тех, кто обижал нас, и отвечали на некоторые обиды тем же”.
Сообщается, что Абдуллах бин Мас‘уд, да будет доволен им Аллах, сказал: “После того, как ислам принял ‘Умар, мы постоянно набирали силу”.

К посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, является представитель курайшитов

После обращения в ислам двух таких выдающихся героев, как Хамза бин ‘Абд аль-Мутталиб и ‘Умар бин аль-Хаттаб, да будет доволен Аллах ими обоими, тучи начали рассеиваться, а многобожники, опьянённые возможностью безнаказанно подвергать мучениям и преследованиям мусульман, стали приходить в себя и попытались заключить с пророком, да благословит его Аллах и приветствует, соглашение, предложив ему всё то, в чём он мог нуждаться, чтобы удержать его от продолжения призыва. Этим несчастным было неведомо, что весь мир не стоит и малой части этого призыва, и они, конечно же, не сумели добиться того, к чему стремились. Ибн Исхак сообщает, что Йазид бин Зийад передал ему, что Мухаммад бин Ка‘б аль-Курази сказал, что ему передали следующее.
– Однажды, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в одиночестве сидел у Каабы, ‘Утба бин Раби‘а, являвшийся старейшиной и находившийся там, где собирались курайшиты, сказал: “О курайшиты, не пойти ли мне к Мухаммаду? Я поговорю с ним и предложу ему что-то: может быть, он примет какие-то предложения, мы дадим ему, что он захочет, и он оставит нас в покое”. Это было после того, как ислам принял Хамза, да будет доволен им Аллах, и курайшиты увидели, что количество сподвижников посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, стало расти. Курайшиты сказали: “Конечно, о Абу-ль-Валид, иди и поговори с ним!” И ‘Укба пошёл к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, подсел к нему и сказал: “О сын моего брата, ты хорошо знаешь, каким уважением ты пользуешься среди родственников и к какому знатному роду ты принадлежишь, однако ты принёс твоим соплеменникам нечто столь серьёзное, что тебе удалось привести людей к разобщению! Ты объявил глупыми их воззрения, стал порицать их богов и их религию и назвал неверными их предков, а теперь послушай меня. Я предложу тебе кое-что, а ты подумаешь над этим и, может быть, примешь что-то из этих предложений”. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Говори, о Абу-ль-Валид, я слушаю”. Он сказал: “О сын моего брата, если с помощью того, что ты принёс, ты стремишься только приобрести богатство, мы соберём для тебя столько денег, что ты станешь богатейшим из нас; если ты стремишься к почёту, мы поставим тебя над нами и не будем ничего решать без тебя; если ты стремишься к власти, мы сделаем тебя нашим правителем; если к тебе является злой дух, которого ты видишь, но не можешь от него избавиться, мы постараемся вылечить тебя и не пожалеем денег, чтобы освободить тебя от него, ибо бывает так, что дух подчиняет себе человека и не отпускает, пока его не вылечат”, или же он сказал нечто подобное. Когда ‘Утба закончил говорить, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, слушавший его, спросил: “Ты закончил, о Абу-ль-Валид?” Он сказал: “Да”. (Пророк, да благословит его Аллах и приветствует) сказал: “А теперь послушай меня”. Тот сказал: “Говори”, и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «С именем Аллаха Милостивого, Милосердного! Ха мим. ~ Ниспослание от Милостивого, Милосердного ~ (есть) Писание, аяты которого разъяснены в виде арабского Корана для тех, кто знает , (Корана), являющегося вестником блага и увещателем. Однако отвернулась большая часть их, и они не слушают. ~ Они говорят: “Наши сердца закрыты от того, к чему ты призываешь нас … ”» (“Разъяснены”, 1- 5) – после чего посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, продолжил читать ему аяты этой суры. Услышав её слова, ‘Утба стал прислушиваться к ним, заложив руки за спину и опираясь о них. Дойдя до того аята, где говорится о земном поклоне , пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершил земной поклон, а потом сказал: “О Абу-ль-Валид, ты слышал то, что слышал, а теперь поступай как знаешь”, и ‘Утба вернулся к своим товарищам, которые стали говорить друг другу: “Клянёмся Аллахом, Абу-ль-Валид пришёл к вам не с таким выражением лица, с каким уходил”. После того, как он сел рядом с ними, они спросили: “Что там было, о Абу-ль-Валид?” Он сказал: “Было то, что слышал я слова, подобных которым, клянусь Аллахом, не слышал никогда прежде! Клянусь Аллахом, это не стихи, не колдовство и не прорицания! О курайшиты, послушайте меня, и пусть я отвечу за это: дайте этому человеку заниматься тем, что он хочет, и не трогайте его, ибо, клянусь Аллахом, в тех его словах, которые я слышал, заключена великая весть! Если его уничтожат другие арабы, вы будете избавлены от него чужими руками, если же он подчинит себе других арабов, то вы разделите с ним власть и могущество и станете благодаря ему счастливейшими из людей!” Они сказали: “Клянёмся Аллахом, о Абу-ль-Валид, он околдовал тебя своими словами!” – (на что) он сказал: “Я лишь высказал своё мнение о нём, а вы можете делать то, что считаете нужным”.
В другой версии этого сообщения говорится, что ‘Укба слушал, пока посланник Аллаха не дошёл до слов Всевышнего: «А если они отвернутся, то скажи: “Я предупреждаю вас о молнии, подобной молнии(, поразившей) адитов и самудян”» (“Разъяснены”, 13), услышав которые он встал, охваченный страхом, прикрыл рот посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, рукой и стал говорить: “Заклинаю тебя Аллахом и родственными связями!” – опасаясь, что это и в самом деле произойдёт, после чего вернулся к своим товарищам и сказал то, что сказал.

Абу Талиб собирает хашимитов и людей из рода бану ‘Абд аль-мутталиб

Таким образом, положение изменилось, однако Абу Талиба не покидало чувство страха за своего племянника. Он помнил о предшествующих событиях, когда многобожники сначала угрожали ему нападением, а потом предлагали обменять ‘Амару бин аль-Валида на его племянника, чтобы убить его, и он помнил, как Абу Джахль направился к его племяннику с камнем, чтобы разбить ему голову, и как ‘Укба бин Абу Му‘айт душил его своей одеждой, чуть не убив его, и как ‘Умар бин аль-Хаттаб вышел из дома со своим мечом, чтобы покончить с его племянником. Размышляя обо всех этих событиях, Абу Талиб ощущал исходящий от них запах злобы, от которого сердце его сжималось, и в конце концов убедился в том, что многобожники готовы убить его племянника, несмотря на то что он находится под его защитой, и если кто-нибудь из многобожников нападёт на него неожиданно, то ничего не смогут поделать ни Хамза, ни ‘Умар бин аль-Хаттаб и никто другой.
Абу Талиб был уверен в этом, и всё это соответствовало истине, так как курайшиты условились между собой открыто убить посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, на что указывают слова Всевышнего: “Или приняли они окончательное решение (о нём) ? (Но ведь это) Мы принимаем окончательные решения!” (“Украшения”, 79). Что мог сделать в подобных обстоятельствах Абу Талиб?
Увидев, что курайшиты ополчились на сына его брата, Абу Талиб собрал хашимитов и людей из рода бану ‘Абд аль-мутталиб, являвшихся потомками ‘Абд Манафа, и призвал их вместе с ним встать на защиту его племянника, на что ответили согласием как мусульмане, так и неверные из их числа, поскольку все они были верны арабским обычаям обеспечения защиты родственников. Исключением был только его брат Абу Ляхаб, покинувший их и присоединившийся к другим курайшитам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

2 Февраль, 2015