Введение закята и ‘ушра в качестве обязательных государственных налогов было частью политики исламизации, проводимой президентом Зия-уль-Хаком. В феврале 1979 года проект Ордонанса «О закяте и ‘ушре» был опубликован в официальной прессе для обсуждения и принят 24.06.1979.

В части, касающейся вопросов закята, Ордонанс вступил в силу 20.06.1980, после внесения поправок и специального указания правительства. Действие положений, касавшихся ‘ушра, было приостановлено до 15.03.1983.

Правительство возлагало на данный закон большие надежды. Государственная казна остро нуждалась в средствах, в том числе и на реализацию неотложных социальных программ. Планировалось, что в течение 3 — максимум 5 лет поступления от сбора закята и ‘ушра прибавят в бюджет около 2,9 млрд рупий (290 млн долл. США)[17].

Однако многие граждане Пакистана были недовольны введением закята, особенно когда выяснилось, что очистительный налог будет сосуществовать наряду с прежними налогами и что обложению закятом подлежат банковские депозиты, счета, ценные бумаги, акции, продукция горнодобывающей промышленности[18]. Против введения закята в качестве обязательного налога очень активно выступили представители различных шиитских течений, не без основания полагая, что собранные в их общинах средства пойдут прежде всего в пользу суннитского большинства. Шииты призывали членов общины изымать средства из банков и бойкотировать работу созданных правительством структур по реализации шариатских законов, а также требовали, чтобы закят в их общине собирался не государством, а шиитским духовенством.

Только после долгих консультаций и внесения поправок Ордонанс вступил в силу. Шиитам и другим (несуннитским) течениям было разрешено толковать положения о налогообложении в соответствии с их религиозной традицией.

Главным органом, контролирующим сбор, распределение и другие вопросы, связанные с очистительным налогом, стал Центральный совет по закяту во главе с бывшим или действующим судьей Верховного суда Пакистана. Следующим звеном являются провинциальные советы (председателем должен быть член провинциального Верховного суда), далее идут окружные и районные советы. И, наконец, в каждом населенном пункте с численностью жителей от 1000 до 7000 человек предусмотрено создание местного совета (на январь 2002 года в стране функционировало 39 186 местных комитетов по закяту[19]).

Как и в случае с закятом, введение ‘ушра вызвало недовольство как среди мелких и средних земельных собственников и арендаторов, так и среди крупных землевладельцев. Налогоплательщики требовали ввести прогрессивную шкалу налогообложения с учетом размеров земельных наделов. Подвергся критике и подход, при котором устанавливались разные ставки ‘ушра в зависимости от того, была земля богарной (неполивной) или поливной.

В первый год после введения ‘ушра (1983—1984) было недополучено около 40% средств[20]. В другие годы сумма собранного налога оказывалась столь мала, что в отчетах провинций данные поступления зачастую не указывались. Это объясняется тем, что от уплаты ‘ушра освобождаются лица, получающие средства из фонда закята или собирающие с земли менее 948 кг пшеницы или ее зернового эквивалента (нисаб).

Р. И. Беккин, старший научный сотрудник Института Африки РАН, кандидат юридических наук

Comments are closed.

11 Декабрь, 2015